Метаморфозы толерантности, диктатура и суп

Мы превращаемся в суп. Нет, не в ресторанный суп с различными оттенками вкуса и не в бабушкин наваристый борщ. Мы превращаемся в однородный тягучий крем-суп с непонятным вкусом. Я хочу сразу пояснить: я не ненавистник Запада. В этой статье не будет выпадов в сторону злобных либералов. Я только хочу поделиться с вами своим наблюдением. Собственно, а чем мы становимся с вами? Куда и почему идет наш старый, добрый мир?

Начнем с далеких далей. В XX веке, после двух мировых войн, возник новый взгляд на мир, свободный или, как говорят, либеральный. Тут вам и права человека, и равенство полов и прочее, прочее. Цивилизованное сообщество больше войн не хотело. Любые формы национализма, идеологии и религии рассматривались как источник агрессии и нетерпимости. Постепенно вырисовывались два кредо современного общества.

Запрещается запрещать

Старый патриархальный мир с его национальными интересами, религиями, патриархатом и многочисленными запретами породил две войны, унесшие десятки миллионов жизней. Этот мир должен быть разрушен. Строилось общество всеобщей терпимости. Рушились старый запреты. Воспитывалось новое поколение свободных людей, а вместе с ним – прогресс и терпимость ко всему. Любые запреты ставились под сомнение. Количество общественных табу уменьшалось со страшной силой. Хочешь нарисовать карикатуру на Иисуса Христа или прийти на светское мероприятие полуголым? Пожалуйста! Никаких запретов. Это все уже в далеком прошлом.

Долой различия

Любые разделения по какому-либо признаку (религия, нация, цвет кожи, пол и т.д.) порождают нетерпимость и агрессию. Значит, все это – пережиток прошлого. Главным символом нового мира является Евросоюз с его наднациональным правительством в Брюсселе. Все границы стерли ластиком, и, конечно, это должно способствовать формированию нового поколения космополитов и появлению новой нации «Европеец». Одновременно с подобными процессами началась борьба по всем фронтам с пережитками прошлого. Первыми под удар попали христиане. Религия усиленно вытеснялась из жизни общества. Конечно, я считаю процесс секуляризации вполне естественным. Но его специально усиливало и усиливает государство. В новом миропорядке нет места доминирующей религии.

Далее под раздачу попало разделение общества на мужской и женский пол, а также традиционная семья. В некоторых странах Запада, к примеру, психолог в школе рассказывает о том, что они сами могут выбирать какого пола им быть. И родитель не имеет права учить ребенка иначе. В противном случае его могут лишить родительских прав.

Нетерпимая терпимость

Апогеем этого стала политика единого мнения. Другими словами, ты не имеешь права говорить иначе. Приведу пример. Попробуйте написать в Instagram пост о том, что христианство считает гомосексуализм грехом. Без призывов к уничтожению. Без злости и агрессии. Просто – обычная констатация факта. Вы же имеете право так считать, живя в новом, счастливом и свободном мире? Нет. Не имеете права. Ваш пост удалят и вынесут вам предупреждение за нарушение норма сообщества Instagram. Сегодня опасно писать даже про отличия одной религии от другой. Находится достаточно много людей, которых это приводит в ужас или праведный гнев. По их мнению, любые разговоры про различия приводят только к агрессии и ненависти. Надо говорить исключительно про то, как мы друг друга любим и как похожи. Так к чему же мы приходим в итоге? К супу. К однородному густому супу, в которое превращается наше общество. С единым мнением. Любые границы, национальности, религии, гендерные отличия стираются.

Не без греха

Возможно, вам могло показаться, что всегда были злые либералы и добрые патриархальные консерваторы. Но это лишь иллюзия. Вы не представляете, как сильно меня вводят в негодование рассуждения о том, что раньше было все прекрасно и только сейчас стало разлагаться. И семья не та, и мужик не тот, и женщины не те и т.д. Так могут рассуждать люди, не изучавшие историю, нравы и быт наших предков. Надо признаться честно, что отчасти в этой диктатуре либеральной толерантности виноваты мы, христиане.

Давайте зададим себе вопрос: а были ли мы в XI или в XIX веках хорошими христианами? Разве не было бесконечных войн, порожденных чьей-то больной гордыней или жадностью? Разве не было сожжения еретиков или жестких гонений на инакомыслящих? Возьмем даже феминизм. Это же не просто бунт взбесившихся женщин. Отнюдь! Отчасти это реакция на то, какими мы были. Да, я предлагаю посмотреть на себя. Разве не было регулярного «покалачивания» женщин в крестьянских семьях до революции? Разве не было жесткого ограничения на получение образования? Я могу это список продолжать долго.

В осадке

Сейчас мы пришли к тому, что из грехов старого мира вырос новый порядок, который стал навязываться всем и всюду. Навязывается единое мнение, и христианин уже не имеет права на свою точку зрения. Он обязан публично соглашаться с грехом или молчать. Это ужасно. Но еще ужаснее то, что за всю историю было немало ситуаций, в которых мы, прикрываясь верой, вели себя не по-христиански. А ведь это лицемерие и послужило топливом для новой диктатуры молчания и толерантности. Мне бы очень не хотелось, чтобы суп полностью загустел, потому что придется жевать не рассматривая. Брать то, что дают, и, конечно, обедать в полной тишине.

Анонимно

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *