Православные страдания: да или нет?

Недавно я писала о том, что наше время дает нам больше свободы для достижения личного счастья, поскольку сейчас нет необходимости терпеть те неудобства, которым прошлые поколения были вынуждены подчиняться. Например, если раньше семья была необходимым фактором экономического выживания, особенно для женщины, то теперь человек волен создавать семью исключительно ради собственного счастья, и ничего больше его к этому не обязывает. Сразу скажу, что под счастьем я понимаю достаточно простые вещи: чувство удовлетворенности жизнью, возможность руководствоваться в своих поступках собственными мотивами, а не навязанными извне.

В ответ прозвучали мысли о том, что стремление к личному счастью не должно быть главным мотивом для христианина, это эгоистично, что создавать семью необходимо, в первую очередь, для совместного спасения, а не для собственного счастья. И, наконец, что залог счастливой семейной жизни в том, чтобы в первую очередь заботиться о счастье партнера.

Я вижу три уровня психологических трудностей, которые этот подход создает для верующих.

Бесцельные страдания

Первая проблема, которую несет в себе представление о страданиях, как о чем-то необходимом для спасения, заключается в том, что страдания при таком подходе не имеют конкретных целей и границ. Безусловно, страдания – это неотъемлемая часть жизни всех людей: все болеют, стареют, теряют близких, сталкиваются с финансовыми трудностями, возрастными кризисами детей, недопониманием и отвержением со стороны близких и так далее. У религиозного человека может быть два варианта отношений со страданиями.

  • Первый: «Мне сейчас тяжело, я страдаю, но я могу обратиться к Богу, Он обязательно поможет мне на этом пути, даст сил, утешит, и все будет хорошо». Это здоровый вариант – признание своего горя, своих чувств и надежда на помощь Бога.
  • Второй вариант: «Трудности нужны мне для того, чтобы стать ближе к Богу». Этот вариант тоже может быть вполне здоровым, если человек использует его для утешения в какой-то конкретной сложной ситуации.

Однако проблема в том, что этот второй вариант, который должен включаться по запросу, у многих работает постоянно, в фоновом режиме. При этом человек постоянно видит себя плохим (раз только страданиями он может оправдаться перед Богом), не понимая, что конкретно с ним не так, и как с этим конструктивно работать. Таким образом, вся жизнь воспринимается как жертвоприношение – это уже невротическое восприятие реальности.

Надо страдать ради счастья

Во-вторых, христианство, воспринимаемое как религия страданий, несет в себе так называемое «двойное послание». Это понятие из теории коммуникаций, прижившееся в семейной психологии, и означает оно следующее:

…человек одновременно получает два противоречивых послания, которые не способен выполнить в силу их противоречивости, и при этом не имеет возможности выйти из этой противоречивой ситуации.

Всем знаком пример, когда раздраженный родитель говорит ребенку: «делай, что хочешь». С одной стороны, ребенок получает указание делать то, что он хочет, но на невербальном уровне совершенно ясно, что если он будет это делать, то будет наказан. При этом в такой накаленной атмосфере ребенок не имеет возможности конструктивно разрешить это противоречие, попросить родителя объяснить, что на самом от него требуется.

Считается, что если ребенок систематически подвергается подобным двойным посланиям, это не лучшим образом сказывается на его развитии. Какое отношение этот пример имеет к христианству? Если верующий человек во главу угла своего спасения ставит страдания, то он живет в подобной опасной для психики атмосфере двойных посланий: с одой стороны он верит, что вся его жизнь – это несение тяжелого креста, с другой – что только в христианстве возможна полнота жизни и настоящее счастье. Обычно здесь начинаются попытки совместить эти два противоречащих друг другу убеждения, например такие: «радость, счастье (в том числе семейное) надо заслужить терпением, самопожертвованием», «полнота жизни в том, чтобы терпеть, смиряться и приносить себя в жертву, остальное – суета» и т.д. Надо ли говорить о том, что счастье обычно не «заслуживается» страданиями, а попытки терпеть во что бы то ни стало, как правило, ведут к срывам, депрессии, неудовлетворенности собой и окружающими, чем к ощущению полноты жизни.

«Возлюби ближнего больше себя»

В основании третьего уровня психологических сложностей лежит убеждение, согласно которому, настоящий христианин должен заботиться, прежде всего, о счастье своего ближнего, а не о собственных интересах. Эти теоретические конструкции звучат довольно правильно, но насколько они состоятельны на практике?

Представим себе ситуацию разгерметизации в самолете. Все знают это непреложное правило: «В случае аварийной ситуации, сначала оденьте маску на себя, затем на ребенка». Если в разгерметизированном самолете вы первым делом попробуете натянуть маску на ребенка, от нехватки воздуха вы, скорее всего, потеряете сознание и не успеете спасти ни себя, ни его.

Тот же самый принцип действует и в семейной жизни. Если вы всего себя будете отдавать семье и ее интересам, рано или поздно вам «перестанет хватать воздуха». Подобное отношение приведет к выгоранию, депрессии и ухудшит «погоду» в семье.

Напротив, если интересы человека (хобби, наличие свободного от семьи времени, к примеру) удовлетворены, забота о ближнем легко может стать для него не жертвой, а естественной частью жизни. Для счастливой, здоровой матери, чьи потребности удовлетворены (речь не только о базовых физиологических потребностях вроде сна, потребности могут касаться любой сферы) забота о ребенке будет более приятным занятием, чем для женщины в депрессии. Родитель, чьи потребности в самореализации удовлетворены не будет «расшибаться в лепешку» ради своего ребенка и «причинять ему добро», пытаясь наверстать упущенное за его счет. Счастливая женщина, которая умеет заботиться о себе, никогда не окажется в ситуации «я на него лучшие годы жизни потратила, и никакой благодарности». Счастливый человек не будет делать другого «счастливым», если его об этом не просят, не будет ожидать благодарности за собственную жертву, потому что он жертвует не ради того, чтобы исполнить норму христианских страданий, а потому, что он сам хочет этого. В конце концов, различные волонтерские и благотворительные движения – это удел развитых стран, а не голодного третьего мира.

Итак, любовь к ближнему – это не про терпение, страдание и не про жертву ради жертвы. Я думаю, что на настоящую жертвенную любовь способен только по-настоящему счастливый и, главное, психически здоровый человек.

АВТОР: Дарья Якуба (@darja.kuba)

Вам также могут понравиться эти статьи:

Кто такие святые?

Эмоциональное выгорание

Можно ли православному человеку наслаждаться жизнью?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *