Христианство и национализм

Исторический экскурс в прошлое. Автор ищет причины появления национализма в христианстве.

Апостол Павел писал, что среди учеников Иисуса Христа нет “ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного” (Кол.3:11). Принимая решение жить по учению Спасителя и получая благодать и дар Святого Духа в Таинстве Крещения, ты становишься совершенно новым человеком. Неважно, кем ты был до этого: греком, русским, чеченцем, американцем, японцем… Теперь ты, в первую очередь, гражданин Неба. Тебе не важно, какой национальности твой брат или сестра во Христе. Тебе не важно, какое у него социальное положение, какое образование, какая политическая позиция. Для тебя важно только одно — он такая же часть Тела Иисуса Христа, как и ты. Мы — Церковь. В таком ракурсе христианство и национализм просто несовместимы. Я думаю, что вы понимаете, какую революцию это произвело в древнем греко-римском мире?

Это был взрыв! И так оно и было, пока шли гонения. Христиан уничтожали тысячами, целыми семьями. Террор шел с небольшими перерывами, однако, при этом христианство покоряло все новые и новые вершины, и вскоре оно стало огромной силой, которая бросала вызов всему миру. Если ты идешь за Христом, то твое прошлое и все твои отличия не важны. Он его перечеркнул и дал тебе чистый лист. А теперь откройте новости христианского мира, почитайте комментарии в православных группах или просто загляните в себя. Так ли это? Так ли именно вы, человек, читающий  эти строки, относитесь к другим братьям и сестрам по вере? Как произошли эти перемены? Почему сегодня мы, христиане, делим друг друга не только по политическим взглядам (либерал, консерватор, монархист и т.д.), но и по национальному признаку? Когда и как христианство и национализм стали подходить друг к другу? В своей статье я предлагаю подумать над этим, совершив небольшой экскурс в историю Церкви.

Интерпретация через национальную культуру

Как я уже писал выше, христианский подход был революционным. Он бросал вызов обществу. Иисус призывал своих учеников к активной проповеди по всему миру, во всех странах. Но КАК ИМЕННО это сделать? Просто идти пешком от дома к дому? Ключом к быстрому распространению христианства стали еврейские диаспоры (оно очень медленно разрывало с иудаизмом). Все еще шли споры в собраниях и синагогах о том, был ли Иисус действительно Мессией или нет. Поэтому христианские общины трудами первых учеников Спасителя (большая часть из которых были евреями) очень быстро возникли на территории всей Римской империи и за ее пределами. Активная проповедь продолжалась.

В Церковь стало входить множество местных, обращенных из язычества. Их становилось все больше и больше. Это поставило перед Церковью серьезную проблему. До сих пор христианская культура была очень тесно связана с иудейской. А иудаизм — это религия национальная и в I веке определенный национализм не был им чужд. Т.е. персы, греки, галлы и т.д. обязаны были жить согласно культуре, обычаям и традициям, которые были им чужды.

Как быть? Отменить закон, данный САМИМ БОГОМ, или заставить их смириться и соблюдать все предписания?

В конце концов, могут они и иврит выучить, и еврейские традиции, данные Богом, принять. Единообразие и традиции, с одной стороны, и открытость для проповеди –– с другой. Апостолы выбрали второе. Они разрешили обращенным из язычников не соблюдать иудейский закон и обычаи. Вот, что сказал апостол Петр:

Посему я полагаю не затруднять обращающихся к Богу из язычников, а написать им, чтобы они воздерживались от оскверненного идолами, от блуда, удавленины и крови, и чтобы не делали другим того, чего не хотят себе. (Деян.15:19)

Я предполагаю, что апостолы осознавали все риски. Открыться, дать больше свободы — это значило запустить серьезные процессы. Церковь в разных регионах начала христианизировать местную культуру. Поместные Церкви получили право на некую самобытность, уникальность, которая выразилась и в традиции толкования Св. Писания, и в гимнах, архитектуре, литературе, иконописи, музыке, и во многом другом. Христианство преображало культуры разных стран и народов, но были здесь и подводные камни. Если раньше в еврейских общинах христиане разных стран встречали одну и туже культуру, то теперь стали видны отличия. Люди начали замечать, что у соседей, все не так как у них. Это привело к новому обострению проблемы христианства и национализма.

Возьмем хотя бы самый яркий пример –– латинскую православную традицию (да, до раскола Римская Православная Церковь даже многими святыми называлась столпом веры) и греческую (их вклад в жизнь Православной Церкви тоже сложно переоценить), два ярких столпа Православия. Они очень сильно отличались друг от друга. Поместные Церкви Запада имели свою, в первую очередь, латинскую, уникальную православную традицию. Там было множество мучеников за веру. Там было множество великих защитников Православной веры, писателей и миссионеров. И как же этот западный мир конфликтовал с греческим. С годами глухое непонимание между ними только усиливалось (не только богословское, но и на уровне отрицания традиций друг друга). Задумайте, Поместные Церкви Востока и Запада общались друг с другом, в основном, только через Рим. У меня иногда возникает вопрос, а было ли у них вообще желание общаться друг с другом? Било ли желание понимать друг-друга? В итоге, мы с вами прекрасно понимаем к чему привел такой подход — к расколу христианского мира на Православие и Католицизм. И таких примеров непонимания из-за отличия традиций Поместных Православных Церквей я могу назвать массу.

Возникает соблазн счесть именно свою православную традицию самой истинной, а всех остальных назвать отсталыми варварами, которые искажают божественную истину. Мы прекрасны –– они ужасны. Мы полноценные –– они неполноценные христиане. Ужасное, чудовищное искажение, которое несовместимо с учением Церкви. Да, у каждого народа Евангелие выражается в его культуре по-своему, уникально и неповторимо. Это множество красок, которые разукрашивают нашу Церковь. Обогащают ее. Дорогой ковер состоит из маленьких ворсинок, но вместе они сплетаются в удивительный узор, которые показывает замысел автора. Так и в Церкви нет места для разделений на более правильные национальные традиции одних и менее правильные традиции других.

Национальная политика

Другой причиной является политика. Новым испытанием для Церкви стало окончание гонений. Перед учениками Иисуса Христа, которых еще вчера бросали львам, вновь встал нелегкий выбор. Остаться закрытым сообществом или открыться миру?

Сохранить строгость, остаться в изоляции без лишних проблем или открыть себя миру и столкнуться с новыми проблемами и вызовами?

И Церковь опять выбирает открытость. В нее входит множество людей. Однако эти люди далеко не всегда приходят искренне. Их уже не проверяют и не готовят так тщательно, как раньше. Общий духовный уровень христиан начинает неумолимо падать. Ответом на это падение стала новая революция, новый бунт –– монашество. Но сегодня речь не об этом.

Христиане открыты для мира. А значит, изменения общества еще сильнее влияют на них. Единый греко-римский мир рушится. Западная Римская империя пала под ударами варваров. Восточная постепенно уменьшается. Там, где раньше была одна страна, возникает множество маленьких национальных государств, которые ведут друг с другом войны. Мир все более разобщается. Все большее значение для жителей государств имеет национальность. Да, мы все христиане, но чей ты подданный? Ты наш или ты слуга вражеского короля? Вера стала обыденной частью жизни человека. Учение Христа перестало многими восприниматься как что-то радикально меняющее жизнь человека. Вера — это то, что сопровождает меня всю мою жизнь. Некий фон моей жизни, если так можно сказать. При таком подходе становится понятно, как христиане во время войны друг с другом могли спокойно грабить храмы и монастыри на “вражеской территории”. Христианство и национализм в сознании простого человека уже не так уж и противоречат друг-другу. Появляются такие понятия как «свои святые», которые особенно помогают нам (т.к. мы с ними земляки) и никогда не будут помогать чужакам. В начале это видно на примере стран, а, затем, чуть ли не у каждого города появляется «свой небесный патрон».

Этот подход хорошо виден по двум примерам: США и Российской Империи.

Нельзя сказать, что с приходом цивилизации что-то сильно поменялось, В США было рабство. Жестокое использование чернокожих в качестве бесплатной рабочей силы. Местные считали их по уровню развития недалеко ушедшими от  животных. Это мерзко. Даже после отмены рабства во многих ресторанах, магазинах, отелях отказывались обслуживать чернокожих. У них даже в транспорте были отдельные от белых места. И при этом повальное большинство белых расистов были верующими. Просто вдумайтесь! Ты читаешь Библию, ходишь на службу, веришь в Бога, но при этом считаешь людей с черной кожей –– отбросами. Для тебя христианство не просто совместимо с национализмом. Нет! Оно одобряет и поощряет национализм (для полноты картины советуем почитать статью «Гитлер — мой крестный«). Это разве нормально?

Другой пример, более легкий, можно увидеть в Царской России. Там был очень интересный девиз, который жив и по сей день: своих врагов прощай, врагов государства уничтожай. Тут комментарии излишни. Прощай только тех, кто не затрагивает национальных интересов.

Христос стирает границы

Христос стирает границы. С Ним мы учимся видеть то, что за пределами внешнего. Мы учимся видеть в каждом человеке образ Бога, а в каждом собрате по вере ––часть одного со мной Тела Иисуса Христа, часть Православной Церкви. Тут нет места расовому превосходству и национальному разделению. Это в корне противоречит учению Церкви. Мы одна семья –– разнообразная, удивительная, объемлющая все страны и континенты. Главное, как мне кажется, помнить два важных урока –– не бояться быть открытыми и учиться видеть Христа в каждом человеке. Христианство и национализм — несовместимы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *