Гитлер – мой крестный

Со старой черно-белой фотографии на вас смотрит аккуратный католический священник. У него короткая стрижка и небольшая бородка. Он одет в подрясник. В руках придерживает книгу (возможно, Библию). Один из сотен тысяч католических священников. Что в нем примечательного? Почему из всех я решил коснуться именно его? Все дело в том, как его зовут. Во времена Третьего рейха это сочетание букв наводило дикий ужас на многих в Германии. Можно сказать, что оно было кровью вписано в историю. Перед нами отец Мартин Адольф Борман-младший, сын Мартина Бормана-старшего. Это человек с удивительной судьбой и с крестом, который он пронес через всю жизнь.

1958: Отец Мартин, более известный как Мартин Адольф Борман младший, в семинарии города Инсбрук, Австрия

Вершитель судеб

Отец нашего героя входил в круг самых доверенных людей Адольфа Гитлера и был его личным секретарем. Он контролировал информацию, которая попадала к Гитлеру. К концу 1943 года фактически единолично он контролировал всю внутреннюю политику фашистской Германии. Мартин Борман был яростным сторонником уничтожения евреев, славян и гонений на христиан. Это был человек, на чьих руках очень много крови. Сотни тысяч человек были замучены и уничтожены при его содействии. После поражения Германии в Великой Отечественной Войне, предположительно, он покончил с собой, но также заочно приговорен к смертной казни Нюрнбергским трибуналом.

Несмотря на свою кровожадность и ненависть к религии, Борман формально был католиком. Своего сына Мартина Адольфа он крестил в католическом храме. Крестным будущего католического священника стал Адольф Гитлер.

Мартин Адольф Борман-младший родился в 1930 году. С самого раннего детства его отдали в нацистскую школу, чтобы он мог продолжать дело своего отца. Он был на общих обедах с Гитлером, а будучи подростком, очень любил его и называл дядей Адольфом. Он даже учился у него рисовать. Однако он не успел завершить обучение, так как в 1945 году заведение закрыли.

Мартин Людвиг Борман старший и Адольф Гитлер

Дорога к Богу

После закрытия нацисткой Академии и поражении Германии Мартин Борман попробовал искать свою мать. У него возникли трудности, и ему пришлось укрыться в Зальцбурге у фермера Николаса Хоэнвартера. Некоторое время мальчик хранил свое происхождение в тайне, боясь преследования. Он смог набраться храбрости и признаться фермеру о своем происхождении только после того, как увидел в газете сообщение о смерти жены Бормана – своей матери. Фермер сообщил об этом местному католическому священнику. Через некоторое время Мартин Адольф Борман начал помогать при местном костеле.

Из интервью Мартина Бормана младшего:

[Мой] отец не верил ни в кого, кроме Гитлера. Конечно, он был крещен, но это для него была лишь формальность — в доме даже распятие нигде не висело, отец отрицал религию в любом виде. По его приказу закрыли церковь в Оберзальцбурге, где мы жили. Один раз сестра, играя, надела на лоб повязку, на которой был христианский крест, и побежала к отцу, чтобы он ее обнял… Я никогда не видел его в такой ярости. Он закричал страшным голосом: «Немедленно сними это!» — и показал на крест. То, что я стал священником, в его глазах было бы предательством, поэтому иногда я даже боялся, что он жив и знает, что я тоже ношу крест… Так вот, меня удивило, что в семье этого крестьянина молятся даже на ночь и перед едой. Они никогда не говорили, как любят Господа, но всегда старались жить по заповедям Священного Писания, и меня поражало, как они крепки в своей вере. И в один прекрасный день я сказал: «Я хочу больше узнать о Боге». Крестьянин ответил: тогда иди в церковь. Я ходил каждое воскресенье — пешком за 15 километров. Дальнейшее произошло само собой. 

Сам Мартин Борман рассказывал, что он не знал всего, что творили его отец и его крестный. Это стало известно ему гораздо позднее. В 1958 году он уже получил сан священника и отправился в республику Конго миссионером и врачом. В ходе очередного местного конфликта его схватили, пытали и приговорили к смерти, однако ему чудом удалось сбежать.

Из интервью газете АиФ. Исповедь Бормана. Как сын рейхсляйтера покаялся в «АиФ» за грехи отца:

«Я хотел, чтобы Господь по­слал мне испытания. Во время гражданской войны в Конго меня и других миссионеров повстанцы взяли в заложники и гнали босиком по щебню 14 километров, в кровь избивая хлыстами. Я понял, что пришёл конец, — вот оно, наказание за грехи моего отца. И я молился Богу, чтобы он принял мою душу… Три дня мы просидели в болотной жиже под прицелами автоматов, теряя сознание от боли. Но пришли тысячи крестьян, сказавших, что мы „хорошие люди“, и нас не расстреляли. Потом ещё два раза нас похищали и требовали выкуп. Жизнь священника — не отпуск»

отец Мартин Борман

Брак с монахиней

Католическим священникам нельзя заводить семьи. Они дают обет безбрачия. Однако, вернувшись на родину, Мартин Борман влюбился в монахиню, которая ухаживала за ним после перенесенных пыток. Через некоторое время они оба поняли, что не могут честно соблюдать данные обеты, и попросили Католическую Церковь освободить их и дать им разрешение на брак. Просьба монахини и священника была удовлетворена. Во многих своих интервью Мартин Адольф Борман подчеркивал, что всю жизнь он пытался искупить немыслимые грехи своего отца. Он чувствовал свою ответственность за содеянное отцом, хотя и не принимал в этом никакого участия.

Мартин Борман умер в 2013 году в возрасте 82 лет.

Уроки истории

Это небольшая заметка об огромной жизни человека. В ней уместилась целая эпоха с падениями, разочарованиями, болью и позором. Мартин Адольф Борман своей жизнью, как мне кажется, учит, что не так важны твои родители и крестные. В его случае они были убийцами десятков миллионов людей по всему миру. Он жил среди людей, в сердце которых не было места для Бога. У него был самый кошмарный крестный в мире, имя которого он как крест носит всю жизнь. Но из этого мрака он смог прийти к Богу и стать полной противоположностью своим родителям. Пусть сложным путем и не без ошибок, но сын Бормана стал убежденным христианином. Он стал им благодаря милосердию и любви других христиан.

И этот христианин чувствовал ответственность не только за себя. Да, Церковь учит, что мы отвечаем перед Богом только за свои поступки, но Мартин Борман всю жизнь нес ответственность за убийства, которые совершал его отец. И стоит отметить, что он не менял ни имя, ни фамилию, несмотря на страх расправы. Он всю жизнь был сыном секретаря Гитлера – и в то же время христианином.

Автор: иерей Александр Данилов @alsedanilov

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *