Здравствуй, Отец, я здесь

Немало на свете найдется вопросов, которые интересуют новоначальных (а в некоторых ситуациях и уже давно воцерковленных) христиан. Один из самых первых и важных из них таков: «Как начать молиться?». Надо сказать, что чем бы мы ни решили заниматься, пугающий вопрос «как начать?» неотступно преследует каждого. Но с молитвой все кажется еще страшнее, ведь речь идет не о катании на велосипеде или о другом земном деле, а о разговоре с Тем, Кто создал целый мир и человека, Кто на самом деле знает нас лучше, чем кто-либо другой. Так что же Ему сказать?

Если остановить на улице обычного человека и спросить, с чем у него ассоциируется религия и вера, вероятно, мы услышим всем знакомое: «Ну… большие книги с молитвами, службы длинные, пение..». Сказано немного наивно, но если подумать, все это можно назвать одним словом — молитва. Каким бы поверхностным не было это суждение о церкви, оно отображает суть бытия христианина — постоянное общение с Богом. У него много форм: богослужение, келейная молитва, пение, простая мысль и даже танец — этот список можно долго продолжать. Преступно думать, что молитва ограничивается словами из молитвослова.

Молитвослов — это своеобразный духовный костыль, который помогает нам, немощным, войти в этот огромный мир молитвы и не упасть.

Но где это видано, чтобы человек с работающими (пускай и не слишком хорошо) ногами ходил на костылях? Слова молитв из молитвослова созданы Святыми Отцами прежних времен, родившись из пламенной души, горевшей любовью к Богу, из трогательного личного опыта общения. Однако, опытом Отцов нельзя заменить личный опыт. А опыт начинается со Встречи с Ним.

Святой Ефрем Сирин в одном из своих произведений говорит, что когда Бог творит человека, Он вкладывает в сердцевину его существа все Царство Божие, и задача жизни заключается в том, чтобы копать, копать, пока не дойдешь до той глубины, где находится этот клад.

Чтобы найти внутри Живого Бога, надо погрузиться в себя так, чтобы отрешиться от всего того мирского, что держит нас далеко от Создателя.

В одной из своих бесед Митрополит Антоний Сурожский рассказал совершенно замечательную историю, которая помогает понять, как же заглянуть в свое сердце:

«После службы ко мне подошла очень ветхая старушка (и когда я говорю, что она была очень ветхая, это вполне справедливое определение: ей было тогда сто два года) и обратилась ко мне с вопросом: «Отец Антоний, я хотела бы научиться молиться, что мне для этого сделать?» Я на нее посмотрел с удивлением и говорю: «Обратитесь к кому-нибудь, кто об этом знает!». Она ответила мне на это: «Я уже спрашивала тех, кто знает, но не получила толкового ответа, так я подумала, что раз вы, вероятно, ничего не знаете, может быть нечаянно что-нибудь полезное скажете». Ну, это меня, конечно, укрепило, и я ей сказал: «В чем же дело?» — «Вот, — говорит она, — я молюсь все время и никогда не могу ощутить Божия присутствия…».

И тогда я действительно поступил так, как она ожидала, то есть «ляпнул» первое, что мне пришло в голову: «Как вы можете ожидать, что Бог сможет слово вставить, если вы все время говорите?» — «А что мне делать?» Я говорю: «Вот что. Вы утром, когда встанете, уберите свою комнату, приготовьтесь, спрячьте в какой-нибудь укромный уголок то, что составляет беспорядок в каждой комнате, зажгите свою лампадку, сядьте уютно в кресле и не молитесь. Вы, я знаю, умеете вязать, так вы перед лицом Божиим вяжите себе спокойно и молчите. Смотрите на фотографии своих родных, смотрите в окно, ничего другого не делайте».

… Через неделю я снова там служил, и старушка (я уже с дрожью ожидал ее прихода) пришла и говорит: «Знаете, получается!» Я был в совершенном изумлении, потому что я надеялся сверх всякой надежды, но ожидать ничего не ожидал. — «А что же получается?» — «Вы знаете, я села вязать, и сначала я только слышала звук моих спиц. Потом этот звук стал монотонным ритмом, я его слушала и слушала, и постепенно благодаря тихому звуку моих спиц я вдруг почувствовала, как тихо вокруг меня. Я стала прислушиваться к этой тишине, и вдруг мне стало ясно, что в сердцевине этой тишины чье-то присутствие. И я поняла, что Бог тут. А дальше (говорит она) я и не молилась, а просто сидела в Божием присутствии» ».

Этот рассказ как нельзя лучше показывает: чтобы найти Бога в себе, нужно лишь остановиться, отдышаться, помолчать. И Бог сам очутится рядом, Он ведь никуда и не уходил. Люди так сильно хотят стать ближе к Богу, что не позволяют Ему сделать и шага.

Что может быть важнее разговора с Отцом? Так страшно ошибиться, подобрать не те слова. Но не Он ли знает все наши переживания и желания даже лучше, чем мы сами? Все что нужно, просто понять, осознать это и позволить Ему быть в нас.

Молитва — это одновременно и великое чудо, и огромный труд. Но начинается она, как полноводная река, просто, с ручейка. И течет этот ручеек прямо из сердца, из глубокой тишины: «Здравствуй, Отче, я здесь, услышь меня и помилуй».

Автор: Александра Анисимова (@itsmamaoften)

3 Replies to “Здравствуй, Отец, я здесь”

  1. «всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За все благодарите» 1 Сол. 5:1
    Спасибо!!!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *