Связанные на небесах, или развод в жизни верующих

Белое платье, строгий костюм, торжественные речи и мамины слезы радости… Этот день невозможно забыть. Цветущая невеста и юный жених. И каждому кажется, что это «один раз и на всю жизнь». Православные не разводятся? Возможно, где-то там, в идеальной вселенной… Но в реальности существуют ситуации, когда развод становится единственным выходом для обоих супругов. Так как же быть, если расставание неизбежно? И стоит ли бороться за сохранение брака любой ценой? Давайте разбираться вместе с Петром Дмитриевским, популярным семейным психологом, автором книги «Анатомия семейного конфликта. Победить или понять друг друга».

Мысли о разводе — как быть?

Несмотря на принятое решение стать учениками Христа, молитвенные труды и участие в таинствах, христиане остаются людьми — со своими сильными сторонами и уязвимостями. Грехи, страсти, а еще общие для всех людей закономерности прохождения определенных стадий в отношениях приводят к тому, что и в православных семьях возникают кризисы, ссоры, а иногда супруги утрачивают понимание и уважение друг к другу. Конечно, в такие моменты верующих супругов может охватывать обида и отчаяние. Человек не видит реально работающих способов исправить ситуацию, его покидает надежда, и у него появляются мысли о разводе.

Люди нецерковные переживают такую ситуацию как серьезный личный кризис: чувствуют страх, растерянность, разочарование, обвиняют себя в слабости и недальновидности. Они думают о том, как дальше жить, как объяснить происходящее детям и родителям. Для верующих людей мысли о разводе страшны еще тем, что они понимают: развод станет драматичным событием в их отношениях с Богом и Церковью.

Согласно православному учению, брак заключается перед лицом общины верующих, и на его благополучие и сохранение испрашивается Божия помощь. Христиане помнят слова Христа: Что Бог сочетал, человек да не разлучает (Мф. 19: 6; Мк. 10: 9). Из них ясно следует, что создателем брачного союза является Бог, а значит, расторжение брака невозможно рассматривать никак иначе, как только поступок, не благословляемый Господом.

Христиане в ситуации глубокого семейного кризиса оказываются в ловушке: в отношениях становится нестерпимо плохо, но и разорвать их нестерпимо страшно. Как быть?

Шаг навстречу

Представим ситуацию, когда развод инициирует супруг. Положа руку на сердце — в ответ на такой вероломный шаг хочется начать угрожать обидчику: запретить общение с детьми, как-то отомстить. Но мысли о ценности смирения и прощения помогают отложить в сторону свою обиду и оскорбленное самолюбие и предпринять попытку пригласить решившего уходить супруга на прямой разговор. Если такое обсуждение оказывается возможным, хорошо бы выяснить:

  • Что в нашем браке причиняет тебе дискомфорт?
  • Есть ли какие-то вещи, о которых ты стеснялся меня попросить?
  • Могу ли я что-то сделать, чтобы согласно твоей системе координат в нашей паре стало больше любви?
  • Как ты смотришь на то, чтобы обсудить накопившиеся у нас проблемы со священником, которому ты доверяешь?
  • Как ты смотришь на то, чтобы несколько раз вместе посетить семейного психолога и прояснить, являются ли противоречия и неудовлетворенность, с которыми мы сейчас столкнулись, преодолимыми? Конечно, такой разговор не гарантирует, что вознамерившийся разводиться супруг обязательно поменяет свое решение. Но если частичка его сердца сохраняет надежду, теплые слова и приглашение обсудить накопившиеся проблемы, готовность супруга заметить его (или ее) боль могут вызвать в нем намерение разобраться в случившемся кризисе.

Содержание важнее формы!

Когда мы испуганы, мы крепко держимся за формы и правила — и это вполне естественно. В случае пожара мы ищем ясную и четкую схему эвакуации. Оказавшиеся в кризисе православные христиане нередко направляют все свои усилия на то, чтобы «все было правильно», то есть нужно «сохранить брак», «не допустить развода», вместо того чтобы прямо и бесстрашно взглянуть в глаза причинам, приведшим их пару к кризису.

Представим начальника города-крепости, которому сообщают, что его горожане по какой-то причине все чаще покидают город и переселяются в другие места. Он может сосредоточиться на сохранении формы: отдать приказ закрыть все ворота крепости, удвоить охрану и сурово наказывать тех, кто рискнет выйти за ее пределы. Но, согласитесь, будет гораздо лучше, если он выйдет к горожанам и напрямую спросит, что гонит их прочь, чего им не хватает, а узнав об имеющихся неурядицах, вложит средства и время в решение накопившихся в городе проблем.

Вот как говорит об этом отец Вячеслав Рубский:

«Брак — не должен быть деспотичным началом, которому мы должны быть верны. Мы выходим замуж не за брак, и женимся не на браке, не на идее брака, не на идее верности. А на самом человеке!»

Чрезмерное увлечение формой, границами, внешним благочестием, жесткой иерархией, требованием быть «послушной женой» или «ответственным мужем» может помешать развитию реальной любви. Вот почему во время кризиса самым главным вопросом должно быть не «как нам сохранить брак?», а «что нам сделать, чтобы в семью вернулись дружба, любовь, уважение?», «с какого момента мы начали их утрачивать?».

Покаяние подразумевает ответственность

В жизни верующих супругов иногда случается путаница в понимании сути прощения. Что, к сожалению, нередко приводит к тому, что из «сосуда» их брака с большой скоростью вытекает жизненная влага взаимного уважения и нежности.

Мы помним слова Господа, обращенные к Петру:

Тогда Петр приступил к Нему и сказал: Господи! сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня? до семи ли раз? Иисус говорит ему: не говорю тебе: «до семи», но до седмижды семидесяти раз

(Мф. 18: 21–22).

Некоторые супруги, ссылаясь на эту притчу, раз за разом совершают одни и те же проступки и требуют от своих близких немедленного прощения: «Ты же православная. Я же уже сказал, что был неправ, — прощай меня!»

Справиться с такой манипуляцией священным текстом помогает напоминание, что покаяние бывает формальным и деятельным. Иногда супруг раз за разом просит прощения за алкогольный срыв или рукоприкладство, но ситуация никак не меняется. Подлинное прощение и подлинное покаяние приводит к тому, что супруг совершает конкретные действия по исправлению своего поведения. Важно, чтобы он, столкнувшись с тем, что его брак трещит по швам, не сотрясал воздух высокопарными словами, но уподобился начальнику мытарей Закхею, который не просто выразил сожаление о своих прошлых ошибках, но,став, сказал Господу: Господи! половину имения моего я отдам нищим, и, если кого чем обидел, воздам вчетверо (Лк. 19: 8).

По меткому выражению отца Петра Коломейцева, покаяние и прощение, не приносящее плодов, можно сравнить с жаропонижающим. Оно сбивает температуру, но никак не лечит болезнь. Если мы сохраняем проблемный брак, в котором не происходят реальные перемены, мы только укрепляем греховную страсть одного или обоих супругов. Неуврачеванные неурядицы несут опасность рецидива. Супруги, терпящие агрессию, бесконечные скандалы, едкую критику со стороны распустившегося мужа или жены, иногда оправдывают свое бездействие христианским смирением. К сожалению, в некоторых парах поселяется скорее трусость и уныние.

Самое печальное, что в результате такого ложного смирения второго супруга страдают еще и дети. Отказавшись от подмен и проявив смелость и дерзновение, некоторые супруги начинают говорить «нет» физическому и психологическому насилию в отношении себя или детей. Они преодолевают страх, «выносят сор из избы», привлекают братьев и сестер по общине, священника, а если нужно — и полицию.

Несмотря на возникающее чувство вины перед супругом-тираном, некоторые браки после таких открытых разбирательств обретают второе дыхание. Именно столкнувшись с возможной оглаской и реальной угрозой расставания, некоторые люди, склонные к агрессии, принимают решение идти на прием к психотерапевту, начинают усердно работать со своей вспыльчивостью и неуправляемостью, обращаются за помощью в сообщества «12 шагов» и т. д.

Во многих семьях подвиг прощения со стороны одного супруга дополняет деятельное покаяние со стороны другого. Как раз об одной такой истории вспоминает в своем интервью отец Федор Бородин:

«Несколько лет назад ко мне пришел человек, который венчался в нашем храме. Он рассказал, что с ужасом обнаружил — жена изменяет ему с его же коллегой. У него были все причины, даже по канонам, чтобы расстаться с этой блудницей. Но он говорил, что любит жену и хочет сохранить семью. Он боролся, и через его любовь, через его веру жена стала оттаивать. Человек совершил настоящий подвиг.

Поэтому иногда бывает так, что внешний зритель ситуацией возмущается: почему священники настаивают на том, что надо смиряться, терпеть? А священник просто надеется, что эту семью можно спасти… Потому что Божественная благодать не ограничивается человеческими силами или обстоятельствами нашей жизни».

Очень важно, чтобы атмосфера в семье, присутствие духа дружбы, уважения и любви были бы ответственностью обоих супругов. Позиция «У тебя проблемы, вот ты и иди к психологу!», конечно, никак не поможет преодолению кризиса. Активная, деятельная христианская любовь предполагает совсем другой подход: «Я вижу, что ты последнее время грустная и раздражительная. Давай обсудим, что я могу сделать, чтобы тебе в нашей семье жилось радостнее, светлее».

Молитва, помощь профессионалов, поддержка друзей

О чем еще верующим супругам стоить помнить в ситуации кризиса? В первую очередь — молитва. Как в любой ситуации смятения, бессилия, невозможности своим умом и сердцем найти выход, мы молимся Богу о даровании сил, мудрости и смелости. При этом важно быть открытыми и осознавать, что ответ, который Бог положит нам на сердце, может быть для нас очень неожиданным, удивительным. Знакомый священник рассказывал историю о мужчине, который затеял «жесткий» разговор с Богом. Придя в храм, он заявил, что не выйдет оттуда, пока Бог не избавит его от искушения и не вернет чувства к жене. По свидетельству этого человека, спустя несколько часов молитвы его сердце стало оттаивать.<…>

О разрешении имеющихся трудностей супруги могут молиться вдвоем. Это создает особое единство, и, даже если проблема не уходит быстро, совместная молитва сама по себе ставит супругов «по одну сторону баррикад», то есть перед лицом искушений и страстей.

Отрадно, что в Церкви набирают обороты семейные клубы и выезды для супругов. Очень важно, чтобы на таких встречах парам не нужно было бы держать благолепный фасад, соревноваться друг с другом в том, кто из нас ближе к образу идеальной православной семьи. Наоборот, здорово, если супружеские пары на таких встречах будут обмениваться реальным опытом проживания кризисов, каждодневного решения этого трудного ребуса: как остаться вместе двум грешным людям. Хорошо, если старшие супружеские пары будут рассказывать молодежи о своих находках без высокомерия, понимая, что внутри кризиса всем трудно и больно.

Стыд показаться неидеальной парой, «неправильными христианами» может загнать супругов в изоляцию. Постарайтесь помнить, что общение с доброжелательными, неосуждающими братьями и сестрами по вере целительно для отношений. Общение с мудрым духовником также поможет взглянуть на происходящее в паре с новой точки зрения. Беседа с опытным священником придаст мужу и жене силы принять то, что невозможно изменить, и увидеть, где нужно проявить ответственность и мужество для того, чтобы отношения начали меняться.

Не стоит забывать и о светских практиках сопровождения супружеских кризисов. Большой опыт решения семейных проблем накоплен у семейных психологов. Конечно, специалиста для такого важного дела нужно выбирать очень внимательно, так же, как вы выбираете няню для ребенка. Важно, чтобы он с уважением относился к вашим религиозным убеждениям и не вставал на сторону одного из супругов, сохраняя искренний интерес и сочувствие и к мужу, и к жене.

Если брак все же распадается

Иногда христианин сталкивается с хроническим насилием или изменами со стороны своего партнера. В силу глубоких внутренних причин некоторые супруги оказываются совершенно не способны на деятельное покаяние и исправление поведения.

Жить рядом с таким человеком нестерпимо больно, а иногда и просто опасно. Тогда можно вспомнить, что брак — это не столько договор (имеющий согласно нашему вероучению неограниченный срок действия), но и союз, который строится силами обоих супругов. В этом смысле его можно сравнить с человеком, принявшим таинство Крещения.

В какой мере после этого он будет приближаться ко Христу — вопрос его последующего выбора. Есть крещеные люди, которые никаким образом не раскрыли в своей жизни потенциал богообщения. По этой аналогии и таинство Венчания, получается, не гарантирует, что совместную жизнь мужчины и женщины после обмена кольцами можно будет называть подлинным христианским браком.

Протоиерей Владимир Воробьев формулирует эту мысль так:

«Брак не есть договор, он есть таинство, дар любви, неразрушимый, Божественный. Этот дар нужно хранить и возгревать. Но он может быть утерян».

Отец Федор Бородин рассматривает физическое насилие как предательство любви:

«Любящий глава семьи не может совершать никакого насилия над своей супругой. Ни физического, ни морального… Невозможно представить себе, чтобы Христос бил Своих апостолов, учеников. Насилие, в каком-то смысле, — точно такая же измена христианскому браку, как и супружеская измена. Не случайно в решении Синода Русской Православной Церкви нанесение тяжких телесных побоев, тем более несущих
угрозу жизни, — причина, по которой пострадавшая сторона может считать брак оконченным. Если муж бьет жену, он предал любовь, понимаете?»

Схожим образом видит последствия насилия для брака отец Александр Ельчанинов:

«Насилие над волей другого, хотя бы совершенное во имя любви, убивает саму любовь. И тогда возникает вопрос: надо ли подчиняться такому насилию, раз в нем
кроется опасность для самого дорогого? Бесчисленное количество несчастных браков наблюдается именно от того, что каждая сторона считает себя собственником того, кого любит».

Очень сложной для христианского брака становится измена со стороны одного из супругов. Отец Владимир Воробьев, ссылаясь на евангельский текст, пишет, что она фактически завершает брачные отношения. В этой логике расставание после случившегося уже, строго говоря, и не является разводом, так как после измены «брака уже не существует, брак разрушен, брак как единство исчез. Это единство умерщвлено, ему нанесена смертельная рана. Поэтому Церковь здесь вправе признать, что брака больше нет. Он был совершен Церковью, но его больше не существует». А отец Федор Бородин пишет так: «Бывает такое, что люди не могут простить предательства. Иногда даже, может, и правильно развестись, особенно если измена продолжается, потому что в такой лживой обстановке невозможно нормально воспитать детей».

Отец Владимир Воробьев приводит и другие неоднозначные ситуации, в которых не всегда возможно продолжать строить христианскую семью:

«Церковь и раньше признавала разрушение брака в случае, скажем, психической болезни одного из супругов, когда была невозможна почему-либо супружеская жизнь и, таким образом, не было главного содержания брака, любви, не было единства. Если это единство почему-либо разрушилось, то Церковь признавала, что брака больше нет, и не разрешала развод, а принимала это разрушение брака».

Христианину, решившемуся на развод в такой разрушительной обстановке, конечно, очень непросто.В такой ситуации стоит помнить о Божьем милосердии к праведникам и грешникам, не слишком терзать себя и не попадаться в ловушку образа «карающего»
Бога. Важно проживать развод не в изоляции и отчаянии, но искать поддержки среди друзей, братьев и сестер по общине, а если тревога и депрессия затягиваются, обращаться за профессиональной помощью.

Что делать, если разводятся друзья?

Верующий человек в ситуации развода чувствует себя неудачником, грешником, плохим христианином. Он очень нуждается в том, чтобы услышать от друзей и священников слова поддержки и сочувствия.

Узнав о разводе близких людей, мы чаще всего испытываем растерянность и тревогу. Мы пугаемся, видя, что отношения людей — штука хрупкая. А иногда начинаем пристальнее рассматривать трения в наших собственных семьях. Иногда мы переживаем, нервничаем, что такое вопиющее греховное событие стало возможным в нашей приходской общине. Все эти тревоги иногда лишают нас способности посмотреть на реального человека и его боль, вместо этого мы начинаем его обвинять, упрекать за недостаточное смирение и пугать последствиями.

К сожалению, бывают случаи, когда священник знает о регулярных побоях, но продолжает рекомендовать страдающему супругу «смиряться» и «терпеть». Насилие полностью противоречит евангельскому духу любви, но, к сожалению, верующие люди иногда придают страданию от насилия сакральный, очищающий душу смысл. Особенно если от насилия одного из супругов страдают дети, важно поддержать супруга, решившегося на расставание. Ведь он наверняка является мишенью манипуляций со стороны агрессора: «Уходить собралась! Какая же ты православная!»

Если мы в добрых отношениях с обоими супругами, мы можем попробовать узнать позицию каждого из них, поддержать мужа и жену в их надежде что-то исправить, если такая надежда их еще не покинула. Мы можем, не осуждая и не превозносясь, поделиться собственным опытом прохождения семейных кризисов. Можем порекомендовать толкового семейного психолога. Если же супруги ясно дают понять, что брак потерпел крушение и они не видят никакой возможности что-то исправить, важно отказаться от насильственного «причинения добра», помочь другу или подруге сориентироваться в новой ситуации, помочь не потонуть в страхе, стыде, гневе и самообвинении и таким образом явить свою братскую любовь.

Возможно, будут уместны следующие вопросы и фразы:

  • Как ты себя чувствуешь?
  • Нужна ли тебе какая-то помощь?
  • Приготовить тебе что-нибудь поесть?
  • Где ты будешь жить в ближайшее время? А потом?
  • Что у тебя с деньгами? Ты сейчас работаешь? Помочь тебе составить резюме?
  • Должно быть, тебе сейчас очень непросто.
  • Конечно, я не все понимаю, что у вас происходит, но ты в любом случае можешь рассчитывать на мою дружбу.
  • Если не хочешь, можешь ничего не рассказывать,давай просто посидим в тишине вместе, попьем чай.
  • Если захочешь мне что-то рассказать, я, конечно, тебя выслушаю.
  • Как себя чувствуют дети? Нужна ли какая-то помощь по этой части?

Важно помнить, что со стороны мы никогда не сможем понять, с какой внутренней болью столкнулись в браке этот мужчина и эта женщина, и никогда не сможем трезво оценить, по силам ли им было ее выдерживать или нет. Конечно, в такие трудные моменты друзья особенно нуждаются в нашей молитве.

Автор: Екатерина Капранова @katya.kapranova

Отрывок из книги Петра Дмитриевского «Анатомия конфликта. Победить или понять друг друга».

Вам могут также понравиться статьи:

Виктимблейминг по-христиански

Ссоры в православной семье: как избежать

Православный развод

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *