Священник из Оклахомы был заново крещен и рукоположен

Католический священник был заново крещен и рукоположен, как только узнал о своем неправильном крещении из видеозаписи.

Ранее в этом году Конгрегация Доктрины Веры (бывшая Святая Инквизиция) выпустила важное пояснение, касающееся крещения. В записке предупреждалось о недопустимости изменений в крещальной формуле. Священник обязан говорить: «Я крещу тебя во имя Отца, и Сына, и Святого Духа». Любые изменения делают Таинство Крещения недействительным. Католический священник из Оклахомы отец Захарий Боазман, пересматривая видеозапись своего крещения в 1992 году, узнал о том, что крестивший его священник изменил эту самую крещальную формулу. Это повлекло весьма интересную цепочку событий, о смысле которых я предлагаю поразмышлять. Католический священник из Оклахомы был заново крещен и рукоположен, а все совершенные им Таинства были признаны недействительными.

Как разошлись Католики и Православные

Для начала небольшой ликбез. В 2054 году исполнится ровно 1000 лет Великой Схизме. Долгое время в Православной Церкви по разным причинам доминировал Рим. Папа Римский – епископ Рима, не был главнее своих восточных собратьев, но обладал большим авторитетом, политическим весом и некоторыми дополнительными полномочиями. Но вот на западе все было иначе. Западная Римская империя рушилась под ударами варваров, императорская власть слабела, а власть Папы Римского росла. Там тоже были православные церкви. Там, постепенно, формировался совершенно другой новый мир, с другой богословской и церковной традицией и центром в Риме. Мир порядка и правил.

На востоке же все было по-старому. Есть незыблемая империя и множество Поместных Церквей, независимых друг от друга. И, как вы понимаете, эти два мира начали сталкиваться по мере роста амбиций епископа Рима. Начали громыхать проклятия, взаимные обвинения в гордости и, в конце концов – разрывы евхаристического общения. Великая Схизма 1054 года была как раз еще одним таким столкновением двух миров: старого, восточного, без абсолютной власти одной кафедры и нового, западного, с абсолютной властью Рима.

Как часто я слышу, что различий между Православными и Католиками почти нет. Мол, все портят политики и злые попы. Если б не было их, то давно бы помирились. Нет. Не помирились бы. Мир Католического Христианства во многом совершенно другой. Там другой подход ко многим принципиальным для нас вещам. Уже в 1054 году отличия Востока и Запада были значительными. Сегодня, за 1000 лет, эти отличия расширились и укоренились очень глубоко. Особенно это касается схоластического подхода к Литургике и Сакраментологии. Это невозможно не заметить при близком рассмотрении. Именно поэтому мы сегодня поговорим об одном интереснейшем случае – перекрещивании и перерукоположении священника из-за одного неправильно сказанного местоимения 30 лет назад.

Католическое крещение

Мир Католического Христианства и схож, и отличается от нашего. Во второй половине XX века, на волне реформ II Ватиканского Собора, многих католиков охватила жажда перемен и обновления. Это не могло не коснуться Таинства Крещения. Некоторые клирики – кто-то желая быть толерантным, кто-то – подчеркнуть роль общины – начали менять крещальную формулу. Конечно, на это отреагировал Ватикан. Недавно Конгрегация Доктрины Веры (бывшая Святая Инквизиция) выпустила важное пояснение, касающееся крещения. В записке предупреждалось о недопустимости изменений в крещальной формуле.

Священник обязан говорить: «Я крещу тебя во имя Отца, и Сына, и Святого Духа».

Логика простая. Глава Церкви – Иисус Христос. Он совершает все Таинства. Во время, к примеру, Крещения, священник символизирует собой Господа, а, значит, должен говорить: «Я крещу», и именно «во имя Отца, и Сына, и Святого Духа». Формула не должна искажаться. Если есть какие-либо искажения или добавления, то Таинство Крещения становится не действительным. Этого верующего надо крестить заново.

Повторное крещение и рукоположение

Как сообщает сайт архидиоцеза Оклахомы, отец Захарий Боазман, узнав об этой доктринальной записке, решил пересмотреть видеозапись своего Крещения с 1992 года. Он обнаружил, что вместо «Я крещу тебя во имя Отца, и Сына, и Святого Духа», крестивший его священник сказал: «Мы крестим тебя во имя Отца, и Сына, и Святого Духа». Одно местоимение, неправильно сказанное 30 лет назад, все резко поменяло. Из логики Конгрегации Доктрины Веры следовало следующее:

  • Крещении отца Захарии Боазмана недействительно.
  • Его рукоположение недействительно.
  • Все совершенные им Таинства недействительны.

Все это время отец Захария не был христианином или членом Церкви. Мне сложно представить его чувства, но я прекрасно представляю, что чувствовал бы в этот момент именно я. Мой мир рухнул бы. Отца Захарию повторно крестили, рукоположили и причастили. Конечно, из-за того, что Крещение отца Захарии было не действительным, все совершенные им Мессы (Литургии), Венчания, Исповеди тоже не имели силы. Вы представляете, что это значит для священника и всей его паствы? Представьте себя на их месте.

Есть еще один момент, который поможет вам особенно глубоко прочувствовать разницу подходов.

Вас не смутил тот факт, что я не упомянул про Крещения, которые несчастный отец Захария проводил? Правильно, потому что они действительны. Вы, конечно, спросите меня, как может быть действительным крещение не крещеного человека? Сайт архидиоцеза Оклахомы дает следующий ответ:

anyone can baptize as long as they use the required wording with the proper intention.

Крестить может любой. Главное, чтоб он правильно произнес крещальную формулу. Страшно представить, что было бы, если бы он был епископом. Все его рукоположения были бы недействительны, все Таинства, совершенные рукоположенными им священниками – тоже.

«Это был душераздирающий опыт для отца Зака, но он справился с этим с изяществом и терпением», — сказал архиепископ Коакли. «Я уверен, что прошедшая неделя, какой бы тревожной она ни была, еще больше укрепит решимость отца Зака ​​служить Божьему народу и разовьет еще более глубокую признательность за дар священства», — подчеркнул архиепископ Оклахома-Сити, сообщает портал Седмица.ру

Православное крещение

Православный подход к Таинству крещения иной. Конечно, у нас есть крещальная формула: «Крещается раб Божий (имя) во имя Отца, аминь, и Сына, аминь, и Святаго Духа, аминь». Но она не носит абсолютный характер, как в Католической церкви. Нам просто важно, чтоб человека крестили «Во имя Отца, Сына и Святого Духа». Если священник сказал: «Я крещаю» или «Мы крещаем», то Таинство все равно было бы действительно. Это не важно. Ему, максимум, дали бы нагоняй за то, что он меняет слова. Главное чтоб он крестил «во Имя Отца, и Сына, и Святого Духа«. При этом, мы признаем крещение, совершенное в других христианских конфессиях (а это значит, что пределы терпимости расширяются), но не признаем никогда крещение, совершенное неверующим или не христианином. Дар быть частью Церкви может передать только христианин. Слова без этой веры, без причастности к Христу, даже самые правильные, будут бессмысленными.

При этом, остается открытым вопрос о том, как Католическая церковь может признавать наше Таинство Крещения, если мы неправильно, по их мнению, говорим формулу.

Это была небольшая попытка продемонстрировать вам разницу между церквями и подходами в них. Эти отличия рождались еще во времена святителя Льва Великого и за более чем 1500 лет стали только сильнее. Это не значит, что католики хуже нас. Они просто другие и мы не можем просто взять и закрыть глаза на наше отличие.

Автор: священник Александр Данилов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *