Русское Зарубежье: политика и Церковь

          Дорогие друзья! Продолжаем наш цикл бесед о Русском Зарубежье.  В прошлый раз мы познакомились с таким феноменом, как Русское Зарубежье и основными направлениями его богословской мысли. Сегодня будем говорить о политических взглядах представителей Русского Зарубежья и о том, как Церковь в России и эмиграции относилась к  этому.

Монархисты в русском зарубежье

          Наука, и даже научная публицистика, всегда требует какой-то системы.  Давайте условно разделим весь большой и пёстрый мир Зарубежья на несколько групп. И первыми на историческую сцену выходят монархисты.  Падение великого государства – Российской Империи —  стало таким же величайшим событием, как последующий распад Советского Союза.  Многие подданные были вынуждены бежать из страны и устраивать жизнь за ее пределами.

Первая волна эмиграции во многом состояла именно из монархистов. Это были те люди, которым было очень тяжело ужиться в новых условиях бытия.

Монархисты, представители «белого движения», участники «белых армий» прекрасно понимали, что ждет их в советской России.  Белые офицеры бежали и создавали в Европе политические общества, издавали газеты и журналы. «Русский колокол. Журнал волевой мысли» и «Двухглавый орел» – это одни из самых известных изданий монархистов Зарубежом. Кстати, издавались они в Берлине до прихода нацистов к власти.   Иван Александрович Ильин и «Русский общевоинский союз» – эти имена и организации, при всей их спорности, вошли в мировую историю и культуру.  Их объединяет то, что они были монархистами и верили в грядущую Россию. С Советской властью надо бороться – это главный лозунг движения. Они верили, что власть советов не может просуществовать долго и совсем скоро они вернутся в горячо любимую ими страну. 

 Со временем оно начинает «сходить на нет». Просто потому, что вырастает второе поколение эмигрантов, тех людей, которые любили Россию, но никогда не были на Родине. Яркий пример  таких взглядов  — это отец Александр Шмеман. Для него Россия была мечтой, любовью, устремлением, частью культуры и много чем иным. Он любил русскую культуру и литературу, разбирался в ней. Кстати, учился в кадетском корпусе в Версале и на всю жизнь сохранил любовь к русской армии и русскому офицеру.   Но он никогда не был в России!

Но вернемся к монархистам.  Иван Александрович Ильин был идеологом «Русского общевоинского союза». Многие офицеры из этой организации воевали против большевиков на стороне нацистов. Это звучит удивительно и возмутительно, но многие из них настолько ненавидели большевиков, что верили обещаниям Гитлера «освободить народы из коммунистического плена».  Сам Ильин верил в будущую Россию,  которую надо спасать от коммунизма: «после падения большевиков мировая пропаганда бросит во всероссийский хаос лозунг «народы бывшей России, расчленяйтесь!»[1].

Монархисты, Церковь, Эмиграция

          Великой трагедией зарубежного монархизма стала попытка привнести политические идеи в Церковь.  Люди, движимые идеями спасения России, совершили большую ошибку – смешали Церковь и политику.  В 1921 году в сербском городе Сремские Карловцы состоялся Первый Всезарубежный собор. В итоге жарких дебатов, особых мнений и споров, с незначительным перевесом голосов было принято решение о необходимости воссоздания в России монархии и возвращения на трон династии Романовых.  Замечу, что многие выдающиеся богословы и церковные деятели выступали против такой позиции.

Наверное, не надо говорить о том, как этот призыв был воспринят в Советской России. Не случайно все атеистические пропагандисты, рассуждая о Церкви как части государственного аппарата, всегда указывали на этот Собор как пример участия духовенства в политической жизни. Церковь обвиняли в поддержке контрреволюции, в связях с Западом во многом благодаря именно этому решению Зарубежного Собора.  

Патриарх Тихон также осудил решение этого Собора как продиктованное именно политическими посылами: «Я признаю Карловацкий Собор заграничного русского духовенства и мирян не имеющим канонического значения и послание его о восстановлении династии Романовых и обращение к Генуэзской Конференции не выражающим официального голоса Русской православной церкви»[2].

Русская эмиграция в Белграде

Идеи монархии и борьбы с советской Россией нашли свое максимальное воплощение в жизни Русской Православной Церкви Зарубежом. Надеюсь, что мы еще поговорим о юрисдикциях Русского Зарубежья. 

Так вот, именно  в РПЦЗ максимально воплотились идеи монархизма. Именно РПЦЗ первыми прославила в лике святых царя Николая II и святого Иоанна Кронштадтского. Но, при этом, на русском кладбище в Нью-Йорке по-прежнему стоит памятник генералу Власову, которого большинство из них считает героем и борцом против советской власти.

Но Христова Церковь выше всех политических разделений и нашу веру во Единую, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь не может поколебать памятник спорному генералу, установленный в американском городе.

Церковь в новейшее время сделала важные выводы из истории прошлого века. «Основы социальной концепции» и многие другие документы прямо призывают Церковь не участвовать в политической борьбе и не поддерживать одну из сторон. Церковь за мир в стране и в мире, а не  за конкретных вождей и лидеров. 

Кстати, многие представители русского Зарубежья долго в переписке использовали дореволюционную русскую орфографию.  Иван Ильин даже называл новые правила русского языка «кривописанием».  Отец Александр Шмеман писал из Парижа в Америку отцу Георгию Флоровскому, тщательно соблюдая все правила написания «ять» и «ер»…

Русские фашисты

Одна из самых сложных страниц в истории Зарубежья – это отношения с нацистами.  Русская Православная Церковь в России с начала Великой Отечественной Войны сразу же заняла патриотическую позицию. Церковь, которую гнали власти; Церковь, священников которой расстреливали по вымышленным обвинениям; выступила с патриотических позиций и внесла огромный вклад в дело победы над врагом.

Многие приходы, находившиеся  за рубежом, посчитали иначе. Митрополит Анастасий (Грибановский), бывший в то время главой Зарубежной Церкви, направил приветственный адрес Гитлеру. Видимо, эти эмигранты, замученные своей тяжелой жизнью и ненавистью к коммунистам, увидели в  этом человеке лидера борьбы против всего того, что они так сильно ненавидели. 

«В то время, когда Православная Церковь на нашей Родине подвергается беспрецедентным преследованиям, нас особенно трогает внимание Германского правительства и ваше лично, пробуждает в нас чувство глубокой благодарности германскому народу и его славному вождю Адольфу Гитлеру и побуждает нас к сердечной молитве за его и германского народа здоровье, благополучие и о Божественной Помощи во всех их делах»[3]

Существовали и русские профашистские организации. «Российская фашистская партия», слава Богу, не получила широкого распространения, но имела место быть в истории Зарубежья. 

Однако  история Православия в Западной Европе во время Второй Мировой – это еще и история подвига. Преподобномученица Мария (Скобцова) спасала еврейских детей, помогала пленным и раненым. Находясь в лагере смерти, она пошла в газовую камеру вместо другого человека, хотя до освобождения Франции от немецкой оккупации оставались считанные дни. 

Святой мученик Александр Мюнхенский (Шморель) вместе с другими студентами организовал антифашистское сопротивление под  названием «Белая роза» и также внес большой вклад в дело борьбы с нацизмом. 

Даст Бог, и об этой непростой теме мы поговорим в отдельной беседе.

Вернуться в СССР

Обзор политических идей Зарубежья был бы неполным без упоминания тех, кто хотел вернуться на Родину и тех, кого заставили так сделать. После окончания Второй Мировой, развернулось широкое движение за репатриацию, то есть возвращение на землю предков.

Официальная советская пропаганда призывала людей вернуться в Россию, получить прощение за «ошибки прошлого» и вместе строить коммунистическое счастье. 

Но в  абсолютном большинстве случаев людей ждала ловушка.  Светлое будущее нужно было построить и строить было нужно непосредственно им. Кто-то попал в лагерь, кто-то уехал на принудительные работы и поселения.

В Европе активно действовал комитет «За возвращение на Родину» под руководством советского генерал-майора Н. Михайлова. Историки по-разному оценивают его работу. Кто-то мечтательно  воспевает возвращение на Родину. Другие описывают как «люди в штатском» похищали офицеров «Белой армии» на улицах Парижа и тайно переправляли их в Россию для допросов и пыток. Но движение за возвращение домой тоже было. Интересный пример из истории церковной – это жизнь архиепископа Павла (Голышева). Вдохновленный победой в Великой Отечественной Войне, он получает советское гражданство и уезжает на Родину. Сначала все идет хорошо и он даже становится архиепископом Вологодским. Но конфликт с властями разгорается все больше. Воспитанный в лучших традициях Русского Зарубежья, владыка Павел не считал нужным согласовывать свои действия с советскими властями.  Приходу нужен священник – он его рукополагал, не согласовывая и не спрашивая ни у кого. В результате владыка был отправлен на покой. С большим трудом он смог вернуться в Европу, где и скончался.

Еще один пример – это  жизнь архиепископа Сергия (Королева), архиепископа Казанского и Чистопольского. Смиренный владыка много лет был епископом Пражским. На  этой кафедре он смог преодолеть многие искушения и предотвратить несколько расколов. Он вернулся в Советскую Россию, совершал свое служение и мирно почил.  В данный момент стоит опрос о прославлении его как месточтимого святого Казанской епархии.

И завершить эту беседу хотел бы не выводом (выводы делайте сами), а примером.  Два эмигранта. Александр Дмитриевич и Андрей Дмитриевич Шмеманы. Два родных брата. Протопресвитер Александр Шмеман покинул Францию и уехал в Америку, которую искренне полюбил. Он участвовал в выборах президента, смотрел теледебаты, гордился страной, в которой жил. Его родной брат всю жизнь прожил без паспорта. Он считал, что получит паспорт той страны, которую сможет признать правопреемницей Российской Империи. И паспорт Российской Федерации ему вручил в Париже Президент Владимир Путин.  Вот такой пример, который показывает все разнообразие взглядов на политику Русского Зарубежья.


[1] Ильин И. А. Наши задачи. Статьи 1948-1954 гг.

[2]  Попов А. В. Архив Архиерейского Синода Русской Православной церкви за границей в ГАРФ. (Опыт архивного обзора) // Зарубежная Россия 1917—1939. Сборник статей. — СПб.: «Европейский Дом» — 2000. — С. 403—411

[3] Церковная жизнь. 1936, № 6, стр. 89.

АВТОР: СВЯЩЕННИК АЛЕКСАНДР ЕРМОЛИН

(Instagram: @fr.aleksandr.ermolin)

Дорогие друзья, если вам нравится то, что мы делаем, если вы хотите помочь нам или просто сказать «спасибо» за ежедневный профессиональный труд, поддержите нас финансово.

Пожертвование можно отправить по номеру карты: 
5536 9138 4633 0682 (Данилов Александр Сергеевич)

Храни Вас Бог!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *