Русское Зарубежье и фашизм: за и против

История о том, как одна группа эмигрантов увидела в Гитлере борца с советской властью и возложила на него свои надежды и чаяния, а другая посвятила всю жизнь борьбе с ним.

Дорогие друзья! Продолжаем наш рассказ о Русском Зарубежье. В прошлый раз мы говорили о политических взглядах русской эмиграции и пришли к выводу, что все вынужденные переселенцы, так или иначе, любили свою Родину. Кто-то мечтал о возрождении в России монархии и даже создавал активные монархические организации. Другие в годы Второй Мировой Войны воевали на стороне Советского Союза, считая это долгом перед своей Родиной и при этом также ненавидя коммунизм.  Были и те, кто вернулся в Россию, правда дальнейшая их биография сложилась по-разному.   Каждый из них любил свое Отечество. Были и те, кто движимый этой любовью, сделал великую ошибку и поддержал фашистов в годы войны.  И сегодня мы будем говорить о столь сложной и неоднозначной теме как Русское Зарубежье и фашизм. 

Святые антифашисты

В истории Русского Зарубежья есть, как минимум, два примера святых антифашистов. Это преподобномученица Мария (Скобцова) и мученик Александр Шморрель. 

Жизнь Елизаветы Юрьевны Скобцовой, будущей святой Марии Парижской, была олицетворением эпохи.  Поэтесса, входившая  в круг общения Вячеслава Иванова, Анны Ахматовой и Николая Гумилева.  Бывший член партии эсеров и городской голова (то есть мэр) Анапы. 

Со своим вторым мужем она познакомилась во время суда над ней.   Оправдал и предложил бежать – такова романтичная история будущей монахини. 

Последовало бегство заграницу после революции и совершенно новая жизнь в Париже. Ряд испытаний обратил Елизавету к вере.  В итоге долгих личных исканий она принимает монашество с именем Мария в честь преподобной Марии Египетской.  Второй брак уже сошел на нет, потому что практически все свое время Елизавета посвящала служению ближним. 

В монашестве Елизавета, а теперь Мария, также, как и во всей своей жизни, выбирает особый путь. Ее духовник — протоиерей Сергий Булгаков. Человек, достойный особого внимания. Выходец из семьи потомственных священников, ученый-экономист, убежденный марксист и атеист, а затем православный священник.  Эмигрант, филокатолик в одном из периодов своей жизни и рьяный проповедник Православия западному миру.  Именно этот неординарный батюшка и благословляет монахиню Марию на особое служение. Она будет заниматься социальной работой, содержать дом для одиноких женщин и больных туберкулезом. 

Через ее дом проходило более ста человек в день и все, несмотря на самое тяжелое положение, получали помощь и поддержку.

Мария отдавала себя всю этому служению и этой жизни ради других. Немецкая оккупация Франции стала высшей точкой ее служения.  После оккупации фашистами Франции, монахиня Мария не смогла остаться в стороне, и ее дом стал центром Сопротивления. Они прятали беглых солдат и еврейских детей, переправляли помощь заключенным.  Группа подпольщиков делала поддельные документы для еврейских детей, обреченных  на смерть. 

 Но они не смогли укрыться от гестапо. Арест, концлагерь. И там она делает еще один важный выбор в своей жизни – идет в газовую камеру вместо другого человека. Биографы до сих пор спорят, кто был этот человек —  еврейский ребенок или безымянная девушка.  Но это не умаляет значения подвига. 

Служение святой Марии было в высшей степени нестандартным, равно как и ее образ  жизни даже в монашестве. Вот что писали о ней критики:

«в чем часто упрекали представителей парижской школы богословия: Булгаков, Бердяев, Зеньковский, мать Мария (Скобцова) — «сигаретное богословие». Они могли говорить о Боге, покуривая сигарету.  <…> Когда митрополит Антоний впервые увидел мать Марию, он был шокирован, потому что увидел ее, русскую монахиню, в парижском кафе, попивающую пиво с кем-то. Ему казалось, что это невозможно! Но митрополит Антоний пришел к пониманию того, что она прекрасно служила Богу»[1].

Помимо курения, мать Мария могла  опаздывать или вовсе не приходить на богослужение, полностью отдавая себя служению ближнему. 

Еще один аспект неоднозначной личности и уникального служения матери Марии – это ее отношения с архимандритом Киприаном (Керном), выдающимся богословом, ученым и настоящим аристократом в рясе.

Некоторое время в Париже они жили в одном доме. И утонченному и аристократичному архимандриту Киприану соседство со специфической монахиней давалось непросто. Три года, проведенные отцом Киприаном в общежитии на рю Лурмель, были «годами молчаливого непонимания, горького (хотя позже молчаливого) конфликта»[2].

Мать Мария относилась к юрисдикции Западно-европейского экзархата. Некоторый период времени он был в подчинении  Константинополя, но  сейчас вернулся домой, к Матери — Церкви.  А в святцах Константинопольского патриархата с 2004 года появилась преподобномученица Мария Парижская. В этом же году был канонизирован и ее сын Юрий, также умерший в концлагере.

Еще один пример святого антифашиста – это Александр Шморель, местночтимый святой Берлинско-Германской епархии Русской Православной Церкви Зарубежом, а с 2012 года и Русской Православной Церкви. 

Студент-медик с русскими корнями.  Он попадает в армию, как врач и очень скоро осознает всю бессмысленность войны, которую Гитлер развязал против всего мира.   Вместе с группой молодежи он создает подпольное общество «Белая роза», целью которого было распространение информации о положении на фронтах и призывов к свержению нацистов. 

Шморель был глубоко религиозным человеком и воцерковленным православным христианином. Борьба с нацизмом была тесно связана с его верой и убеждениями. Александр видел в Гитлере воплощение антихриста. В листовках «Белой Розы» было сказано:

«всякое слово, исходящее из уст Гитлера — ложь. Уста его — смрадная пасть ада, и власть его отвержена в самой ее основе. Кто еще сомневается в действительном существовании бесовских сил, тот далеко не понял метафизическую подоплеку этой войны»[3].

 Конец общества «Белая Роза» весьма обычен для подобного рода антинацистских организаций. Раскрытие, гестапо, пытки, казнь 13 июля 1943 года в возрасте 25 лет. А потом канонизация как святого борца с нацизмом.

Очень интересна его икона. На ней святой изображен в белом медицинском халате, который указывает на его служение милосердия как врача.  В руках – Крест как символ мученичества  и белая роза как напоминание о той организации, в которой находился святой антифашист. Но, как уже говорил выше, отношение к нацизму в Русском Зарубежье было разное. И сейчас мы перейдем к одним из самых печальных страниц в истории Зарубежья.

Русская эмиграция за фашистов

«Карающий меч Божественного правосудия обрушился на советскую власть, на её приспешников и единомышленников. Христолюбивый Вождь германского народа призвал своё победоносное войско к новой борьбе, к той борьбе, которой мы давно жаждали — к освященной борьбе против богоборцев, палачей и насильников, засевших в Московском Кремле… Воистину начался новый крестовый поход во имя спасения народов от антихристовой силы… Наконец-то наша вера оправдана!… Поэтому, как первоиерарх Православной Церкви в Германии, я обращаюсь к вам с призывом. Будьте участниками в новой борьбе, ибо эта борьба и ваша борьба; это — продолжение той борьбы, которая была начата ещё в 1917 г».

Эти слова принадлежат архиепископу Берлинскому и Германскому  Серафиму  (Лядэ). 

Видимо, владыка искренне верил в то, что нацисты несут России спасение и ненавистная многим из них советская власть будет наконец-то уничтожена. Владыка не мог знать содержания легендарного «Меморандума» Мартина Бормана:

«Национал-социалистские и христианские идеи несовместимы… Если, поэтому, в будущем наша молодёжь ничего не будет знать о христианстве, чьи доктрины во многом уступают нашим, христианство исчезнет само собой»[4].

Гитлер вел весьма хитроумную политику по отношению к Православию.  Немецкий вождь был убежденным оккультистом, о чем сейчас написано и сказано многое.  Но ввести сразу же язычество вместо христианства Гитлер не мог. Для  этого требовался какой-то «переходный период». А пока он шел Гитлер мог изобразить из себя верующего.  Известный факт, что Гитлер был крестным отцом у сына Бормана[5].  Удивительно, но Мартин Адольф Борман, крестник Гитлера, стал католическим священником. Полагаю, что вопреки, а не благодаря влиянию своего крестного отца.  Также было и с православными: Гитлер какое-то время пытался показать свою лояльность к православию. Более того, он даже построил православный храм –Собор Воскресения Христова в Берлине, главный храм епархии. Видимо, приняв этот жест за чистую монету, церковные власти ответили письмом: «в то время, когда Православная Церковь на нашей Родине подвергается беспрецедентным преследованиям, нас особенно трогает внимание Германского правительства и ваше лично, пробуждает в нас чувство глубокой благодарности германскому народу и его славному вождю Адольфу Гитлеру и побуждает нас к сердечной молитве за его и германского народа здоровье, благополучие и о Божественной Помощи во всех их делах»[6].

Еще один сложнейший вопрос в истории Второй Мировой – это личность генерала Власова. Каждый человек, учившийся в российской школе, знает историю генерала, попавшего в окружение и перешедшего на сторону врага.  Казалось бы, в оценке его личности все однозначно  — предатель.  Но для многих представителей Русского Зарубежья Власов представляется героем. Тем самым героем, который боролся против советской власти. В прошлый раз мы говорили[7] о том, что для многих эмигрантов любовь к России тесно переплелась в борьбу с советской властью. Именно эти люди идеализировали Власова и в его предательстве увидели борьбу с ненавистной властью. Свою армию Власов назвал «Русской освободительной армией», а сам бывший генерал руководил «Комитетом освобождения народов России». Обратите внимание на названия: слово «освобождение» встречается везде. Именно под этими знаменами  и выступал Власов и, к сожалению, ему верили. 

Псковская миссия

Еще один грустный пример поддержки нацистов – это ситуация, сложившаяся в Прибалтике.  Митрополит Сергий (Воскресенский) оказался в высшей степени сложной ситуации. Он пытался сохранить единство  с Московской Патриархией и развивать миссию на своей канонической территории.  Однако экзархат сразу занял  прогерманскую позицию и выступал против советских властей.

Митрополит Сергий вел сложную игру для того, чтобы проводить так называемую «псковскую миссию». Уникальное явление советской эпохи – священники и миряне отправились в северные рубежи страны, восстанавливали храмы, крестили людей, наставляли в вере. За время существования миссии удалось возродить около 200 или 300 приходов. Десять лет назад вышел фильм «Поп», в котором рассказывалось об истории Псковской миссии.

В итоге в  историю вошли многочисленные фотографии митрополита с немецкими офицерами.  Часто подобного рода материалы используются для критики Церкви разного рода атеистами и антиклерикалами.

В это же время Церковь в России очень многое сделала для победы. На пожертвования верующих, которых гнали и преследовали, была создана танковая колонна «Дмитрий Донской». Церковь активнейшим образом участвовала в деле борьбы с врагом.  Просто ее иерархи и миряне по-настоящему любили Родину и не разделяли ее по политическому принципу. Они понимали, что при нацистах Россию ждет катастрофа.

В наши дни эта история ушла в прошлое. История о том, как группа эмигрантов увидела в Гитлере борца с советской властью и возложила на него свои надежды и чаяния.  На русском кладбище в Нью-Йорке правда еще остался памятник генералу Власову, которого многие представители Зарубежья считают борцом с советской властью и чуть ли не героем.  Но это не   мешает нашей Церкви быть единой.


[1] Богословие с сигаретой и монашество с кружкой пива в руке https://antimodern.ru/sigrist-2/

[2] Протоиерей Сергий Гаккель. Мать Мария. М., 1993. С. 66.

[3] https://www.dw.com/ru/%D1%81%D0%B2%D1%8F%D1%82%D0%BE%D0%B9-%D0%BD%D0%B0%D1%88%D0%B5%D0%B3%D0%BE-%D0%B2%D1%80%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%B8-%D0%B0%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80-%D0%BC%D1%8E%D0%BD%D1%85%D0%B5%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9/a-15720104

[4] https://tsargrad.tv/articles/satanizm-magija-okkultizm-neizvestnye-fakty-o-gitlere_107846

[5] https://www.vera21.ru/gitler-moj-krestnyj/

[6] Церковная жизнь. 1936, № 6, стр. 89.

[7] https://www.vera21.ru/russkoe-zarubezhe-politika-i-czerkov/

One Reply to “Русское Зарубежье и фашизм: за и против”

  1. Уважаемая редакция, статьи на вашем сайте не датируются и это вызывает неудобство и путаницу

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *