Раскол и единство

Тема единства –– самая больная для христиан любой конфессии. В своей молитве Иисус просил Отца: «Молю Тебя, чтобы даровал Ты им единение. Ты во Мне, и Я в Тебе. Пусть же и они станут едины с Нами, чтобы уверовал мир, что Я послан Тобой» (Ин. 17:21). Видно, что для Спасителя это было очень важно, чтобы между Его учениками не было разделений. И Его ученики очень крепко запомнили это. Их послания содержат те же призывы к единству:

«Умоляю вас, братия, именем Господа нашего Иисуса Христа, чтобы все вы говорили одно, и не было между вами разделений, но чтобы вы соединены были в одном духе и в одних мыслях

(1-е Коринфянам 1:10)

«Будьте единомысленны между собою; не высокомудрствуйте, но последуйте смиренным; не мечтайте о себе;»

(К Римлянам 12:16)   

«Бог же терпения и утешения да дарует вам быть в единомыслии между собою, по учению Христа Иисуса, дабы вы единодушно, едиными устами славили Бога и Отца Господа нашего Иисуса Христа. Посему принимайте друг друга, как и Христос принял вас в славу Божию»

(К Римлянам 15:5-7)

Любовь и принятие

Каждый из нас – часть Церкви, как Тела Иисуса Христа.

«Ибо, как в одном теле у нас много членов, но не у всех членов одно и то же дело, так мы, многие, составляем одно тело во Христе, а порознь один для другого члены»

(К Римлянам 12:4-5)   

Ссоры друг с другом влекут за собой кризис в отношениях с Богом. В качестве примера можно привести семью. В семье есть родители и дети. Если дети постоянно ссорятся друг с другом, вплоть до проклятий, могут ли у них быть нормальные отношения с родителями? Нет. Также и у нас с Богом. Если внутри Церкви раздоры и ссоры, то это уничтожает мир внутри самих людей, наполняя их ненавистью, ну или, как принято говорить сегодня, –– праведным гневом. Только вот сколько бы ты ни тужился, пылая этим гневом, никаких нормальных отношений с Богом построить не получится, и духовная жизнь твоя начнет затухать, потому что разлад с братом отражается и на тебе, и на всей Церкви. Это боль, которая пронизывает весь Богочеловеческий организм. Если болит желудок или глаз, то болит все тело. Отсюда вывод: худой мир всегда лучше доброй ссоры и проклятий.

При этом каждый человек –– махровый эгоист. В нас играют инстинкты, нам хочется доминировать над всеми. Весь мир должен дышать, любить, молиться именно так, как я хочу. Наша любовь эгоистична, это любовь тирана. И вот с таким настроем «хочу, чтобы все было по моему» мы приходим в Церковь, где встречаемся с иной вариацией любви:

«Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга.»

(От Иоанна 13:34)

Как именно Спаситель возлюбил нас? Есть несколько аспектов:

  • Он воплотился, ограничил, унизил Себя ради нас.
  • Он взял на Себя наши грехи и умер за нас.
  • Он уважает нашу свободу и принимает нас только добровольно и позволяет быть самими собой, а не толпой клонов или роботов.
  • Он нас постоянно прощает полностью и без условий, если мы раскаиваемся

Приходя в Церковь, мы сталкиваемся с этой новой любовью. Любовью, которая принимает, оправдывает и меняет. Настоящая любовь к ближнему начинается именно с того, что мы ставим его проблемы, боль, страхи, желания, видение мира наравне со своими и готовы ограничить себя ради него. Мои права в Церкви заканчиваются там, где начинаются права и свободы другого. Если говорить проще: любовь –– это уважение и принятие инаковости другого (и его права отличаться от меня).

Границы любви

Однако, как мы знаем из посланий апостола Павла, любовь «не радуется неправде, а сорадуется истине» (1-е Кор. 13:6). Это значит, что я люблю ближнего, уважаю его свободу, но всему есть предел. Апостолы явно повелели изгонять из общин развратителей и еретиков. Если человек болеет грехом –– ему надо помочь, подсобить, поддержать. Но бывают случаи, когда человек не хочет исцеления и помощи. Тогда апостолы просят отсекать такие части Тела Иисуса Христа, чтобы их болезнь не заразила все тело. Фактически, их надо ампутировать –– и это всегда трагедия. Это всегда боль и самая крайняя мера. Это рана, которая ноет и которую надо исцелить. Именно поэтому мне так больно видеть сегодня, как некоторые православные легко вешают на своих братьев и сестер ярлыки «раскольников» и «еретиков».

Можно ли принимать отпавших назад? Раньше этот вопрос стоял гораздо острее из-за высокой дисциплины самих общин, и на него существовало два ответа –– да и нет. Часть христиан считала, что если ты серьезно согрешил, то тебя надо изгнать и вообще никогда не позволять вернуться в общину. Другие считали, что можно позволить человеку вернуться при условии, что он раскаялся и исправился. Победила в итоге последняя точка зрения.

К сожалению, борьба за чистоту Церкви без любви часто превращается в настоящую охоту на тех, кто тебе не нравится. Пока ты не научился подлинной любви, ты не можешь различить свою неприязнь к человеку и его мнению от ереси или развращения. Всегда будут люди, которые тебе не понравятся. Всегда будет чужое мнение, которое тебя будет раздражать. И в моменты этого раздражения что-то гаденькое и темное будет шептать на ухо: дай волю свой праведной ненависти, он / она отвратительный раскольник-еретик. Чувствуете дилемму? С одной стороны, апостолы призвали любить и принимать всех, с другой, –– они просили быть осторожными и соблюдать определенную гигиену в Церкви.

Единство сегодня

Любой раскол, любая ересь, любое отпадение –– это рана и боль. Мое единство с моими братьями и сестрами –– огромная ценность, которой я должен дорожить! Это дар –– быть единым Богочеловеческим организмом, единством в многообразии, любить друг друга и ценить то, что мы –– такие разные –– становимся единым целым во Христе. Ведь в Церкви «нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос.» (Кол. 3:11).

Господь учит видеть Бога в каждом человеке, тем более, в ученике Иисуса Христа. Господь учить смотреть за пределы моего субъективного восприятия и за пределы чужих грехов.

Знаете, что означает слово «святой»? Особенный, иной, не такой, как другие. Бог иной. Мой путь богопознания начинается с того, что я признаю право других людей и Бога быть иными, чем я. Так умирает страх и рождается любовь. И эта любовь –– основа единства в Церкви.

Но,можем ли мы сказать, что дорожим этим единством, этой драгоценность сегодня? Нет. Я не вижу этого. Вы чувствуете как много стало разводов? Почему? Людям уже не страшно разрывать друг с другом. Такие же тенденции и в Церкви. Современным православным не страшно разрывать друг с другом.

Можем ли мы сегодня сказать, что мы едины? Может ли человек, который читает эти строки, сказать, что ему все равно, кто перед ним: либерал, консерватор, русский, украинец, чеченец, грузин, узбек? Но ведь важен лишь Христос, Который живёт в этом человеке.

Нас раздирают противоречия, и мы легко развешиваем «ярлыки». Единство Церкви надо ценить. И нужно уметь видеть за пределами человеческой субъективности. Видеть друг друга так, как нас видит Бог, –– глазами любви.

Автор: священник Александр Данилов (@alsedanilov)

One Reply to “Раскол и единство”

  1. По моему мнению людей необходимо призывать как словом так и делом, т. е. примером к правильному пониманию христианства и самого себя в христианстве, Бог конечно через что угодно может призвать человека к вере, но ко спасению приведёт только любовь, но до неё ещё дорости надо, свою злобушку с Божьей помощью побороть, сострадание к людям (особенно к тем кто тебе неприятен) немного воспитать, тогда суждения наши будут более менее правильные, а мы свои страсти оправдываем, да ещё проповедников хватает которые этому потакают по этому льётся поток лжи грязи и злобы которую многие воспринимают как ревность о Боге, а по сути прикрытая религией страстность. Если сердце наполнено злобой, то даже правильные слова будут звучать так, что не будут доносить Божию правду до людей и наоборот когда мы исполнены любви и сострадания тогда и строгое слово будет как лекарство для человека и он это почувствует.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *