Православие: музей древности или живое слово?

Православие любят ругать за консерватизм и следования с виду изжившим себя, не вписывающимся в современность, традициям. За окном — новый дивный мир с прогрессивными законами и концепциями, новыми формами свободы самовыражения, гендерной идентичности, толерантности, с органическими продуктами и нано-материалами, искусственным интеллектом и запуском машин в космос. На фоне этих и многих других трендов общества православные верующие со своим церковнославянским языком, древними храмами, многочасовыми службами, молитвословами, свечками и бородатыми священниками, выглядят застрявшими где-то далеко в прошлом.

Современному человеку, будучи от рождения активным потребителем пресловутого прогресса, затруднительно «поженить» у себя в голове этот продвинутый, находящийся в непрерывных метаморфозах мир с тем, что предлагает православие, с виду такое закостенелое в своей традиционности и «сказочных» чаяниях. Вот почему даже планшет в руках монаха может вызвать у обывателя когнитивный диссонанс: мир повседневный и мир религиозный воспринимаются как две параллельные плоскости. В то время как планшеты в йога студиях или кабинетах астрологов, телефонные приложения для медитаций или кармических гороскопов недоумений не вызывают. Все это, да и многое другое из области энергетического, мистического, личностного и духовного, несмотря на заявленную прогрессивность общества, смогло как-то органично вписаться в карту жизни современного человека. Сегодня в общественном транспорте или за чашкой кофе на работе больше шансов услышать разговор о каких-нибудь «восточных практиках», нежели об исповеди и причастии.

Действительно, в отличие от многих верований и течений, сумевших облечься в удобоваримую форму и подстроиться под нужны человека современных взглядов, православие как стояло, так и смиренно стоит на своем, не стремясь стать удобнее для героя нашего времени, не размениваясь на сиюминутные тренды. Тем самым, на фоне пропагандируемых стандартов жизни, когда психологи убеждают, как важно полюбить себя, тренеры личностного роста – как важен карьерный успех, грехи в открытую демонстрируются и поощряются, а материнство вытесняется концепцией «чайлдфри», Православная Церковь с ее библейскими заповедями становится похожа на «музей нравственных ориентиров», а православный консерватизм воспринимается враждебно. Именно поэтому те, кто всё-таки ищет духовную пристань, стараются бросить якорь там, где им комфортнее соблюсти баланс между современными реалиями жизни и возвышенными стремлениями души.

Однако у православного консерватизма, так не вписывающегося в нашу действительность, есть объективные причины: православие говорит не о земном, а о небесном, не о времени, в котором мы живем, а о вечности, не о формах, а о содержании. Эти формы в виде набора догм, канонов, правил, уставов, замкнутости церковной жизни и ее внешней отрешенности, оправданы стремлением бережно сохранить те истины, что были открыты людям две тысячи лет назад, пронести их сквозь эпохи гонений, меняющихся философских и научных воззрений, идеологию атеизма и пофигизма. Пронести их в каждом действии богослужения, в каждой молитве и проповеди, не расплескать, не разрушить и не исказить.

Да и может ли Церковь нуждаться в каком-то «осовременивании», если то, о чем она вот уже два тысячелетия говорит касается исключительно изменений внутреннего содержания человека? Мир вокруг нас может меняться семимильными шагами, но меняемся ли мы сами? Из поколения в поколение, в своих поступках, отношениях с окружающими, в проявлениях любви и заботы, помощи и милосердия? Избавились ли мы от злости, зависти, лжи, предательств, войн, убийств? Если посмотреть на мировую историю с точки зрения проявления людьми своих человеческих качеств, становится очевидно, что ныне мы мало чем отличаемся от людей, живших и сто, и тысячу лет назад. Под этим углом прогресс современного общества уже не выглядит таким однозначным, а христианское вероучение, с его постулатами о любви, примирении, покаянии и смирении не представляется такими уж устаревшим. Может, поэтому Церковь и не прогибается под изменчивый мир, ибо сама является отдельным, целым, полным, безвременным и вечным миром, хранящим в себе живое слово Истины.

Автор: Татьяна Ступенькова (@stupai_blog)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *