Подставь другую щёку: православие и пацифизм

«Кто ударит тебя в правую щёку твою, обрати к нему и другую» (Мф. 5:39), — эти слова Иисуса Христа часто трактуются совершенно по-разному: кто-то полагает, что любой вид насилия, даже в виде самообороны, должен быть исключен из жизни верующих, кто-то, наоборот, считает применение данных слов несовместимым с реальной жизнью. Находится ли истина где-то посередине или же принадлежит одному из полярных мнений? Обязан ли православный христианин быть пацифистом? Для того, чтобы выяснить ответы на эти вопросы, обратимся к истории пацифистского движения.

Scene 07/53 Exterior Galilee Riverside; Jesus (DIOGO MORCALDO) is going to die and tells Peter (DARWIN SHAW) and the other disciples this not the end.

«Пацифизм» и раннехристианская Церковь

Впервые идеи о ненасилии, о непротивлении злу возникли в древнеиндийской философии, получив название «ахимса» — то есть «непричинение вреда всему живому», принцип, предполагающий отказ от любых действий, которые могут привести к негативным последствиям в жизни как людей, так и животных. Также этот принцип включает в себя прекращение употребления любых видов мяса, нанесения вреда своему организму, и т. д.

Далее «пацифизм» в очень узком смысле этого слова будет развиваться уже на базе христианских идей, однако в XX веке вновь сблизится со своим истоком — ахимсой.

Чем же связан пацифизм с историей раннехристианской Церкви?

Дело в том, что многие христиане, проживавшие на территории Римской империи, воинская служба в которой была сопряжена с языческими обрядами и часто — с приказами убить других христиан, считали губительным для верующего человека становиться военным, если только он не принял христианство, когда уже состоял на службе. «Не позволено доброму человеку участвовать в войне, потому что он не должен знать другой войны кроме той, которую добродетель его производит с пороком… Заповедь Божия не терпит никакого исключения», — христианский философ Лактаций (250–320 гг.) выступал против участия верующих в военных действиях. Однако большинство христианских апологетов никак не затрагивали в своих произведениях этот вопрос, из чего можно сделать вывод о том, что они или не отрицали возможности для христианина быть военным, или же относились к ней нейтрально. Негативное отношение к войне зачастую было связано не с отказом христиан защищать то место, где они жили, а с пониманием ими той разорительной и бессмысленной сути, которую имели те войны, что вела Римская империя.

Тем не менее, во времена Константина Великого был принят Миланский эдикт (313 г.), благодаря которому исповедание христианства объявлялось законным.
С тех пор государство постепенно становилось не той силой, что стремилась уничтожить учеников Христа, а той, что старалась сохранить жизнь и благополучие своих граждан, в том числе и христиан. Взгляды на участие верующих в военных действиях были пересмотрены: отныне угроза безопасности государства, которое уже можно было назвать христианским, ставила под вопрос и само существование христианской веры. Защита Отечества оказалась необходимой — отныне многие люди, ходящие в Церковь, стали поступать на военную службу.

Толстовство и пацифизм XX века

На протяжении долгих веков после описанных выше событий христиане при необходимости сражались на поле боя. В их числе и святой князь Александр Невский, навсегда остановивший экспансию Тевтонского и Ливонского орденов на земли Владимирского княжества, и благоверный князь Дмитрий Донской, одержавший победу в Куликовской битве, тем самым вновь заставив поверить людей, страдавших от ордынского ига, в возможность освобождения от него.

В начале XVIII века, скорее всего, под влиянием протестантизма в Слободской Украине возникает секта духоборов, отвергающих Церковь, Таинства и институт священства, и в том числе совершение убийства несмотря ни на какие чрезвычайные обстоятельства, будь то защита близких или же нападение на страну неприятеля. Духоборов можно назвать первыми пацифистами на территории Российской империи. В 1895 г. духоборы собрали всё оружие, какое у них было, и сожгли в знак протеста против войны и насилия — данные события стали известны в Англии и Америке, и на какое-то время сплотили пацифистов из разных стран.

В XIX веке на учение духоборов оказали влияние и идеи Л. Н. Толстого, великого русского писателя, который был отлучён от Церкви и, к сожалению, перед смертью не успел принести покаяния, предполагающие принцип «непротивления злу насилием» и делающие упор на человеческую нравственность, а не на Богообщение, лишь благодаря которому человек может бороться со своей падшей природой и поддерживать мир со своими ближними. Можно сказать, что, начиная с распространения идей Л. Н. Толстого, пацифизм из сферы религиозной (ранее данное течение обычно не отделялось от учений христианских конфессий и в том числе сект) переходит в категорию светской морали и этичности.

В XX веке ужасы Первой мировой войны, которую в Европе до сих пор называют Великой, вновь всколыхнули в сознании людей идеи пацифизма, отказа от любых боевых действий, что повлекло за собой создание Лиги Наций, обязующейся сохранить мировое равновесие. Однако идея о всеобщем мире оказалась лишь воздушной химерой — Вторая мировая война, одна из самых страшных трагедий в истории человечества, подтвердила неспособность Лиги Наций предотвратить новый военный конфликт.

Махатма Ганди

После данных событий можно привести ещё два ярких примера применения принципов ненасилия: «сатьяграха» — борьба индийского народа за независимость от Соединённого Королевства, которую возглавил Махатма Ганди, призывающий своих сторонников придерживаться «ахимсы», что бы ни произошло, и движение М. Л. Кинга (1960-е. гг.), боровшегося против сегрегации.

В то время в Америке существовали отдельные магазины с продуктами более низкого качества для чернокожего населения, в автобусах — отдельные сиденья, люди, ничем не отличавшиеся от других, кроме цвета своей кожи, не имели права обучаться совместно с «белыми» в школах, а также не имели возможности поступать в высшие учебные заведения. Пережитки рабства и отсутствие гуманности должны были окончательно остаться в прошлом — баптистский проповедник Мартин Лютер Кинг, вдохновившись идеями Махатмы Ганди, предложил начать ненасильственное сопротивление, нарушив законы сегрегации.

Мартин Лютер Кинг

Так обязан ли православный христианин быть пацифистом?

Мы можем восхищаться мужеством М. Л. Кинга и Махатмы Ганди — они на самом деле достойны восхищения — однако следует понимать, что пацифизм в его современном виде с христианством, в частности с православием, имеет мало общего.

Неправильная трактовка слов Господа («Кто ударит тебя в правую щёку твою, обрати к нему и другую») приводит к тому, что даже в случае сторонней агрессии в отношении их близких пацифисты никак не могут их защитить. «Если ограничиться только этими словами, то из прямого толкования слов Спасителя могут проистекать неверные выводы», — сказал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл во время одной из своих проповедей. Для правильного понимания этих слов следует прочитать Первое послание апостола Петра, благодаря которому становится понятно, что верующий человек, действительно, никогда не должен отвечать злом на зло, но в то же время он не имеет права ему подчиняться. Отсюда следует, что в исключительных случаях, таких как защита Отечества, либо самого себя и своих близких, христианин может применить силу. Тем не менее, воинская доблесть и ведение успешных военных кампаний вовсе не являются достаточным основанием для причисления человека к лику святых. Когда в X веке византийский император Никифор Фока потребовал, чтобы воины, погибающие в сражениях, приравнивались к мученикам, архиереи отказались осуществить его желание.

Первостепенным для христианина всё же является верное значение слов Спасителя: «Кто ударит тебя в правую щёку твою, обрати к нему и другую», — следует отвечать на зло добром, ни в коем случае не становиться ещё одним звеном в цепи распространения зла, что так часто происходит в нашей повседневной жизни.

«Менее всего мы готовы ответить на зло так, как учит нас апостол Павел: «если злословят нас — благословляем, если гонят нас — мы терпим», но мы никогда со злом не соглашаемся, и в этой позиции — великое противление злу», — слова Патриарха Кирилла определенно заставляют задуматься.

АВТОР: Светлана Коровина @svetlanita777

Заглавное фото: https://wallpapercave.com/wp/wp2619639.jpg

Христос Воскресе, друзья! Если вам понравилась статья, поддержите, пожалуйста, наш миссионерский проект! Мы будем рады репостам и финансовой помощи. Пожертвование можно отправить по номеру карты:
4276 5500 8597 5608
Мария Григорьевна О.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *