Почему верующие подавляют эмоции?

Современный верующий отличается от своих далеких предков хотя бы тем, что живет в совершенно других экономических, социальных и культурных условиях. Но «правила игры» остаются все те же. Насколько это верно? И чем грозит подавление эмоции сегодня?

«Книга правил святых апостол, святых соборов вселенских и поместных и святых отец» – полное название главного канонического сборника православной церкви.

Правила Гангрского (IV в.н.э.) собора содержат в частности и такое: «Если кто-либо под предлогом благочестия учит раба презирать своего господина, уклоняться от служения и не с усердием и всякой честью служить своему господину – да будет под клятвой».

Это правило является частью тех самых канонов, на которые так любят ссылаться сегодня, когда тоскуют по утерянному порядку и церковной дисциплине. Надо ли говорить, что это правило сегодня не актуально, более того, само его существование в действующем каноническом сборнике является проблемой, потому что фактически признает реальность рабства как норму. Проповедник, который решил бы сегодня прибегнуть к этому правилу для оправдания рабства стал бы не только моральным, но и уголовным преступником.

Однако, само наличие такого правила крайне важно, потому что многое говорит нам о психологии человека той эпохи, о социальном взаимодействии, и главное о способах работы со своими чувствами и эмоциями.  Когда вы будете читать этот текст, не торопитесь свергать авторитеты, сокрушать идеалы и тому подобное, просто представьте себя в эпохе без электричества, самолетов, парового отопления и пр. Это помогает понять контекст и ту огромную разницу между нашими тысячетелетиями, которая позволяет одним людям совершать поступки, совершенно невозможные для других.

Одна из проблем мифического сознания в современности – это иллюзия, что в древности лучше знали, как жить, как спасаться, и вообще все было лучше, справедливей и добрей. Основывается это заблуждение на особенности человеческой психики, которая склонна считать далекое прошлое золотым веком, а суровое настоящее почти адской апокалиптической реальностью. Всё потому, что люди склонны проецировать на общечеловеческую историю, свою собственную жизнь, где детство — далекое прошлое, всегда, как правило, беззаботно, а взросление болезненно и суетно.

В реальности же, вернувшись в столь вожделенное прошлое современный человек столкнулся бы вовсе не с идеалами гуманизма, а с весьма дикими нравами, когда людей сжигали в раскалённом докрасна быке, из рта которого раздавались вопли казнённого, и должны были изображать собой рев мычание того самого быка. Show must go on. Это была распространённая казнь в эпоху святого императора Феодосия.

Император Василий II Великий получил прозвище Болгаробойца за регулярные войны с болгарами, которые на тот момент были уже вполне себе христианами. После одной из побед он приказал ослепить 15000 болгар, оставив только по одному человеку на каждую сотню с одним глазом, чтобы до дома могли дойти. Это считалось милосердием, мог бы и на кол посадить всех, что собственно тоже бывало. Что в эту эпоху ждало женщин, детей и рабов, лучше вообще умолчать, как и про особенности медицины. Все это часто никак не порицалось и воспринималось как некоторая норма, что мы и видим из того самого правила Гангрского собора про рабов.

Считать, что это всё никак не отражалось на благочестии и на подходе к стяжанию святости, было бы наивно. К слову, очень многие  аскетические тексты рождались в среде, которая откровенно не любила тело, почему Соборы неоднократно  вынуждены были присекать эти настроения, хоть и не всегда успешно. Например, тот же самый Гангрский собор имеет и такое правило: «Если кто-либо осуждает человека, с благоговением и верою вкушающего мясо (кроме крови, идоложертвенного и удавленины), как не имеющего упования по причине его вкушения – да будет под клятвой». Этот текст направлен именно против монашеских перегибов в плане питания и отношения к еде, но и он сегодня часто нарушается.

Также крайне любопытно правило того же собора про одежду: «Если кто из мужей, ради мнимого подвижничества, употребляет суровую верхнюю одежду и, якобы от сего получая праведность, осуждает тех, которые со благоговением носят шелковые одеяния и употребляют общую и обыкновением принятую одежду, да будет под клятвой».

Тут можно вспомнить еще более суровые практики веригоношения или самобичевания, которые и до сего дня применяются в некоторых особо древних и почитаемых монастырях, хотя уже и не афишируются. Эти традиции, которые стали чуть ли не обязательным содержанием житий святых, на самом деле происходят не от чего иного как от пренебрежительного отношения к телу, которое рождалось из влияния античной философии и неправильно понимаемых текстов Писания, в частности апостола Павла.

Например, отношение к телу в монашеской среде проецировалось и на отношение к браку, поэтому всё тот же собор издал еще одно правило: «Если кто из девствующих ради Господа будет превозноситься над бракосочетавшимися, да будет под клятвой». Увы, даже сегодня, несмотря на такое очевидное правило, этот перегиб не изжит, что выражается в негласном старшинстве монашествующего священника над женатым в случае их совместного служения. Возвращаясь к самобичеванию, не лишним будет сказать, что сегодня такие практики рассматриваются уже как откровенный и запущенный невроз и требуют адекватного лечения, а вовсе не восторгов и поклонения.

Отношение ко многим эмоциям было в этом ключе вполне однозначным, они считались неуместными и их рекомендовалось подавлять и отчуждать, что в контексте современных знаний о природе человека можно рассматривать как откровенную аутоагрессию со всеми вытекающими последствиями в виде психосоматических заболеваний, нервных срывов, панических атак и тому подобных прелестей, которые вовсе никак не ведут ни к святости, ни даже просто к нормальному существованию.

Подавление эмоций было нормой потому же, почему нормой было рабство. Слишком мало значила человеческая жизнь, человеческая судьба и уж конечно не шло речи о каких-то правах человека, правах женщин и тем более детей, которые вообще мыслились наравне с рабами до определенного возраста. Эмоции для многих были частью той самой человеческой природы, которую было принято умерщвлять и подавлять, как подавляли других людей, народы, рабов. Только эмоции были внутри, а все остальное снаружи, но сути то это не меняло. Тело часто мыслилось именно как раб, которого надо покорять и подавлять. Лишить его здоровья для усмирения не только было нормой, но даже приветствовалось.

Конечно, были и некоторые исключения. Гневаться на ромея, конечно, нельзя, но вот на варвара даже похвально и при некоторых условиях простительно. Но, если не удалось выплеснуть эмоции легально в каком-нибудь  военном конфликте, коих у империи было вдоволь, то изволь себя сдерживать и вообще не отсвечивай, мало ли что. Чувства не считались чем-то важным и заслуживающим внимания, тем более, что про устройство человеческой психики с ее бессознательным и тем более про генетику и устройство мозга тогда не знали ничего. Необходимости решать проблему экологичного выражения гнева, например,  просто не было.

Сегодня мир изменился и изменился существенно. Изменились и скоректировались наши знания о человеке и его устройстве. Да, мы действительно знаем сегодня о человеке больше, чем знали святые отцы, и святость здесь не играет роли. Очень важно понимать, что все это не мешает святости как таковой и конкретных святых в частности. Просто времена были другие, нравы жестче, условия суровей. Мы почитаем святых не за ошибки, а за то, как они несмотря на все эти очень жесткие и суровые условия, смогли увидеть Бога и идти к нему вопреки всему миру.

Святость не дает всезнания и не делает человека безгрешным. Это еще одна ошибка восприятия. Я уже много раз приводил в пример взгляды святых отцов, которые, мягко говоря, не соответствуют действительности, например:

«Многие породы птиц для зачатия не имеют нужды в сообщении с самцами, но у других неосемененные яйца бывают бесплодны»;

«Видим, что угри не иначе образуются, как из тины. Они размножаются не из яйца и не другим. каким-либо способом, но из земли получают свое происхождение»;

«И ехидны рождаются, прогрызая утробу рождающей, и тем воздавая ей приличную награду».

Все это не что иное, как Беседы на Шестоднев от одного из самых авторитетнейших святых отцов – Василия Великого. Подобные же взгляды у отцов встречаются и по поводу устройства человека:

Сегодня мы не считаем войны нормальными, не считаем нормальным сжигать людей в медных быках, не считаем нормальным бесправие женщин и детей, и конечно не считаем нормальным рабство. Однако часто отношение к телу остаётся таким же, как если бы оно было нашим рабом.

Customer service evaluation and satisfaction survey concepts. The client’s hand picked the happy face smile face icon on wooden cube on blue background. copy space

Подавлять эмоции, как подавляли тело, или как подавляли раба, вовсе не лучший способ работы с психикой. Не от этого ли часто храмы наполнены мрачными угрюмыми людьми без радости в глазах. С эмоциями нужно уметь работать, потому что нас этому никто не учил. Как когда-то никто не учил нас, что иметь рабов вообще-то не очень хорошо. Проживание эмоций, эмоциональный интеллект, умение чувствовать свое тело, способность спокойно говорить о своих желаниях, навык говорить “нет” тогда, когда это необходимо и “да” тогда, когда это страшно – всё это не является содержанием святоотеческой литературы, но и жить без этого сегодня полноценной жизнью, уже сложно.

Умение экологично выражать гнев или другие эмоции – область психологии. Часто сегодня люди совершенно не умеют экологично выразить свой гнев так, чтобы это не превратилось в манипуляцию. Прочувствовать свои переживания, облечь их слова, сказать другому о своих эмоциях, даже элементарное поплакать, для кого-то реальная проблема.

Сегодня психология такая же часть нашей жизни как и права человека, женщин, детей, цивилизованные отношения, знания о происхождении видов, генетика и многое-многое другое, что знаем мы, но что было совершенно незнакомо даже самым святым из отцов прошлых столетий.

Автор: Антон Шугалей (@anton_shugalei)

2 Replies to “Почему верующие подавляют эмоции?”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *