Почему люди чувствуют себя одинокими?

«Человек закован в свое одиночество и приговорен к смерти» – так считает великий классик Лев Николаевич Толстой. Но можно ли разорвать эти оковы, не тосковать даже в изоляции? Всегда ли одиночество терзает душу? Или это вовсе не болезнь, а часть нас самих? Почему люди чувствуют себя одинокими?

Вот перед нами одинокий человек. Кто он? Кого вы представили? Ну конечно, это старик. Немощный, больной, никому не нужный, застыл у радиоприемника на маленькой кухне. Или узник одиночной камеры, сидящий на койке в тусклом луче света.

Сердце сжимается в маленький комочек от этих ярких образов. Но давайте посмотрим иначе. Вот тот же самый старик, на той же кухне, но он сидит уже не у приемника, а у старенькой иконы и что-то неслышно шепчет. А вот тот же узник на койке, но в руках у него книга, и луч света из окна с решёткой скользит по золотым буквам: «Библия». И вот в нашей груди уже не так тоскливо. Что поменялось? По сути-то, ничего, так – незначительные детали. Но неужели теперь эти люди не одиноки?

Что болит, когда одиноко?

Одиноко – это как? Скучно? Грустно? «… И некому руку подать…»? Или всё вместе, когда «никто меня не любит и не понимает»? Ведь чьё-то присутствие рядом не гарантирует нам того, что мы никогда не будем чувствовать себя покинутыми. Всем известный феномен – в больших городах огромный процент людей чувствуют одиночество, будучи постоянно окруженными другими людьми. Ни друзья, ни семья от этой “хандры” не спасут.

Вот уже полгода, как в нашем суетном мире грянула пандемия. Всё замерло и приостановилось. Мегаполисы затихли. Мы застряли на долгие месяцы дома с семьёй. С родными и, казалось бы, самыми близкими людьми. Но снова душа не на месте – нам одиноко и здесь. Мы поняли вдруг, какие мы разные. И что на самом деле друг друга не знаем. Нет поддержки и единомыслия в семьях. Мы не чувствуем тепла и родства душ.

Червячок одиночества начинает точить внутри, когда человеку не хватает кого-то. Но кого, ведь всюду люди? Того, кто всегда поймёт, простит и поддержит. Родственной души. А может, любящего Бога? Ведь особенно сиротливо становится тогда, когда к нам не пришли, а когда мы никого не пустили.

Не сердцу плохо, не голове, а душа тоскует. И кошки скребутся именно там. Так в чём же дело? Почему одиночество чувствуется именно душой? Ведь каждому на самом-то деле есть с кем провести вечер. Нам осталось только открыть двери.

«Се, стою у двери, и стучу: если кто услышит голос Мой, и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною» (Откр. 3:20).

Одиночество = мýка?

Сколько примеров отшельничества донесла до нас история: пророк Илия, Иоанн Креститель. Сам Спаситель уединяется для поста. Мария Египетская уходит в пустыню. Но одинока ли она там? Да, она одна, но не одинока, потому что в ней идёт колоссальная работа – работа души, внутренняя борьба.

Монахи ищут тишины в своих кельях. Там душа их постоянно трудится в молитве. А раз есть молитва – это уже не одиночество. Это разговор. Для них одиночество становится уединением. Инструментом самопознания и саморазвития.

Вот так мы приходим к тому, что христианин никогда по-настоящему не бывает один. Тот, кто привык свой взор обращать больше внутрь, нежели на внешние факторы, никогда не может чувствовать себя покинутым. Наоборот, когда мы по какой-то причине оказываемся в изоляции, если мы на правильном пути, голос Бога, близость святых и молитва о нас Церкви ощущаются сильнее.

Если появляется чувство некой сиротливой оставленности – это сигнал, что что-то не так. И нужно усерднее трудиться, например, усилить молитву, больше времени уделять изучению вероучения. Если же мы оставляем Богообщение – теряется вектор, становится неясен путь. Мы все имеем целью своей жизни во Христе святость. А святой человек не может быть одиноким. Потому что у него-то по-настоящему Бог в душе.

Путь души в одиночество

Но святых среди нас – единицы. И мы чувствуем свою оставленность. Что же толкает нас в одиночество? Почему мы не хотим открывать, слыша стук в дверь?

И вместо того, чтобы бежать к Целителю душ и врачевать своё сиротство, человек так часто бежит латать дырки заплатками. В панике и из страха остаться в одиночестве мы ищем компанию – любую, только бы не остаться одному. Создаём семьи, выращивая в себе образ вместо человека. Удобную, доступную заплатку, которая прикроет дыру в том месте, где должен быть Бог. Ищем занятия, развлечения, только бы не чувствовать ту брешь, где должна быть молитва.

И, как итог, мы не те, мы не там, мы не с теми. Панический ужас одиночества, в котором так чётко слышен голос нашей души, тоскующей о доме, уводит нас всё дальше и дальше от поворота, на котором мы свернули не туда.

Всякий грех толкает нас в одиночество. Как Адам стыдливо спрятался в кустах, оступившись, так и нам тем сложнее оставаться открытыми и общительными, чем тяжелее был проступок. Всё больше желание спрятать свою запятнанную душу, закрыть её от всех. В том числе и от Бога, как это делает Адам.

«И воззвал Господь Бог к Адаму и сказал ему: где ты? Он сказал: голос Твой я услышал в раю, и убоялся, потому что я наг, и скрылся» (Быт. 3:9,10).

Одиночество души – это не «чума 21 века». Это чума с самого начала времён. Пребывая в Раю, наши праотцы имели постоянное Богообщение и любовь. А после того самого укуса вместе с первородным грехом в нас входит оставленность. Теперь мы покинуты, но лишь потому что сами захлопнули эту дверь. Теперь одиночество и будто тоска по дому – это неотъемлемая часть человека. Сам Христос на кресте вопрошает:

«Или, Или! лама савахфани? то есть: Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил» (Мф. 27:46).

Сам Сын Божий, познав всю природу человека, чувствует себя оставленным, одиноким в своих страданиях.

Всем выйти из сумрака

Видно, теперь нам не прыгнуть выше своей головы. И душа всегда будет тосковать о доме, а человек – страдать от одиночества. Есть одно «НО»: само сотворение Мира этому противоречит. Господь не создавал человека для одиночества:

«Не хорошо быть человеку одному» (Быт.2,18), – сказал Милосердный Творец, и так появилась женщина.

А значит, он не мог не дать нам облегчение и выход. Путь из одиночества – это всегда путь к Богу. А путь к Богу – это всегда путь к людям. И наоборот. Конечно, любую изоляцию может скрасить если не человек, то книга или даже четвероногий друг. Но одиночество души другое, оно всегда требует общения. Если душе сиротливо, то надо идти к Отцу. Душу может лечить только один врач – Господь.

И вот что говорят нам Святые отцы:

Способ преодоления одиночества от преподобного аввы Дорофея:

«Представьте себе круг, начертанный на земле, средина которого называется центром, а прямые линии, идущие от центра к окружности, называются радиусами. Теперь вникните, что я буду говорить: предположите, что круг сей есть мир, а самый центр круга — Бог; радиусы же, т. е. прямые линии, идущие от окружности к центру, суть пути жизни человеческой. Насколько святые входят внутрь круга, желая приблизиться к Богу, настолько, по мере вхождения, они становятся ближе и к Богу, и друг к другу; и сколько приближаются к Богу, столько приближаются и друг к другу; и сколько приближаются друг к другу, столько приближаются и к Богу. Так разумейте и об удалении. Когда удаляются от Бога и возвращаются ко внешнему, то очевидно, что в той мере, как они исходят от средоточия и удаляются от Бога, в той же мере удаляются и друг от друга; и сколько удаляются друг от друга, столько удаляются и от Бога.

Таково естество любви: насколько мы находимся вне и не любим Бога, настолько каждый удален и от ближнего. Если же возлюбим Бога, то сколько приближаемся к Богу любовью к Нему, столько соединяемся любовью и с ближним; и сколько соединяемся с ближним, столько соединяемся с Богом».

АВТОР: Анастасия Куркова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *