Пасха дома: смиренные или маловеры?

Нынешняя ситуация с коронавирусом выбила почву из-под ног многих христиан. Еще до выступления Патриарха православные христиане обсуждали, стоит ли ходить в храм в период пандемии или же все-таки лучше быть дома. Еще тогда люди разбились на два лагеря: одни выбрали сидеть дома, чтобы защитить себя, близких, а также священнослужителей от нового вируса, другие упрекали первых в маловерии, яростно призывая всех не быть трусами и требуя послушания Священноначалию.

И вот, наконец, Святейший Владыка высказал свое мнение:

«Понесем, братья и сестры, временные лишения ради сохранения жизни и здоровья наших ближних. Будем терпеливо переносить посетившую нас скорбь в твердой надежде, что Всемогущий Господь, принявший страдания и крестную смерть за род человеческий и Своим Воскресением открывший нам путь ко спасению, во благовремении переменит эту скорбь на радость встречи в восхвалении Его в общей молитве за храмовым богослужением…»

(3 апреля 2020 г.).

«Сидите дома» – говорит Святейший.

«А мне настоятель благословил прийти в храм, я и приду» — отвечает христианин.

«Вы в Бога верите или в Патриарха?» — отвечает другой, настоятельно рекомендуя проигнорировать все предписания Святейшего и все рекомендации по профилактике коронавирусной инфекции.

При таком количестве мнений путаются и сомневаются даже те, кто принял решение проявить послушание Священноначалию.

Почему нельзя без храма?

Да, без храма нельзя. С этим не спорит никто. Но побыть дома месяц ради своего здоровья и, в первую очередь, ради здоровья ближнего – можно и нужно. Так откуда во многих этот дикий страх перед домашней молитвой и онлайн-богослужениями?

Причина первая: невротическая религиозность, чувство вины, проекции родительских отношений на отношения с Богом. Если проще, то многие боятся, что Бог их не примет или даже накажет просто за то, что они Его якобы предали. Как когда-то мама или папа наказывали за непослушание и не позволяли сделать выбор. И для того, чтобы не стать «предателями», такие люди готовы пожертвовать жизнями других. Конечно, это проблема. Проблема, которая проявляется не только сейчас, не в момент кризиса. Когда человек уделяет огромное значение внешним обрядам и не оставляет ничего для своей души, он пытается заполнить пустоту. Обрядами, сейчас – походом в храм. Страшно проснуться и понять: мне некуда деть свою пустоту. Мне нечем ее заполнить. Я мог сбежать от всех проблем в храм, а теперь я один на один с собой, дома. Так, мы подбираемся ко второй причине: восприятие религиозных сооружений в качестве сакральных объектов. Но «здоровая духовность» не ищет никаких объектов поклонения в виде зданий.

И храм для верующего – не сакральный объект, это место встречи с Богом. А центром любого храма является Евхаристия, при этом, храм сам по себе никогда не был местом обитания Бога.

Если говорить о богослужениях древней Церкви, то апостолы, например, вообще не посещали какое-либо специальное место. Они посещали только евхаристическое собрание общины. Первые христиане просто не имели права строить собственные храмы, но у них были молельные дома, в которых служилась Евхаристия, при этом в Риме, Италии и на востоке Средиземноморья Литургии вообще служились в катакомбах. Очень интересно также и то, что молельный дом – совсем не то же самое, что храм. Это своеобразная постройка, но далеко не зодчество, потому как зодчество всегда являет собой некий художественный, религиозный образ. Таким образом, созданным по определенным принципам, и являются современные храмы. Которые, конечно же, тоже не святы сами по себе. Мы ходим в храм ради Евхаристии, и без принятия этого факта мы будем вынуждены мыслить мифологически. «В храме (здании) нельзя заразиться» — подобные утверждения и есть результат мифологического сознания.

Получается, что для многих людей Церковь – это только про здание. Нет возможности посещать здание – нет духовной жизни. Но Церковь – это, в первую очередь, собрание людей, «ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф.18:20). А духовная жизнь вне храма должна быть обязательно, и мне кажется, что те, у кого она есть, не проявляют сейчас непослушание. Вспомните, как было в эпоху гонений на церковь, в двадцатом веке, когда расстреливали священников, закрывали храмы. Люди собирались дома, жертвовали своими жизнями, но осуществляли домашнюю молитву и обсуждали Евангелие. У них тогда не было иного выбора, как и сейчас нет у нас. Мы должны потерпеть всего лишь месяц ради других людей, разве это так много?

Как будет жить человек, если узнает, что по его вине заболел или умер другой? Что скажет он Богу, когда Тот спросит его? «Господи, я так хотел пойти в храм, что не думал о ближнем»? На что Бог, вероятно, ответит:

«… истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне»

(Мф. 25:40)

И мне кажется, что этот ответ для человека будет даже страшнее, чем теперешние мысли о конце времен.

Единство во Христе

Христиане в Библии называются членами Тела Христова:

«Ибо, как в одном теле у нас много членов… так мы, многие, составляем одно тело во Христе, а порознь один для другого члены»

(Рим. 12:4–5).

«…Все тело, составляемое и совокупляемое посредством всяких взаимно скрепляющих связей, при действии в свою меру каждого члена, получает приращение для созидания самого себя в любви»

(Еф 4. 16)

Это означает, что если мы верим во Христа и умножаем в себе любовь, то мы служим всему Телу – Церкви. Сейчас мы можем делать это из дома, тем более что у нас есть возможность приобщиться к онлайн-трансляциям богослужений. Однако, многие и в этой временной мере видят попытку приобщения людей к «цифровому концлагерю».

И вот как прокомментировал подобные утверждения митрополит Волоколамский Иларион:

«Я считаю, что цифровая эпоха, когда мы можем вот так общаться без всяких границ, — это большая миссионерская возможность для Церкви, и надо эту возможность использовать. Сейчас, когда люди оказались отрезаны друг от друга, мы используем эту возможность, в том числе, для того, чтобы общаться вот в таком формате и транслировать наши службы в режиме реального времени»

(онлайн-конференция на YouTube-канале интернет-портала «Иисус» от 2 апреля 2020 года).

Я общаюсь со многими матушками и знаю, как сильно они переживают за своих мужей. Не все настоятели прислушались к рекомендации Патриарха, в некоторых храмах проводятся богослужения, на которые приходят миряне, кто-то принимает решение соборовать, и те священники, которые все же боятся заразиться, вынуждены слушаться настоятеля.

Мы понимаем, что некоторые настоятели поступают так лишь потому, что приход не сможет жить без денег и даже одно соборование – уже какие-то деньги. Сам по себе выбор «здоровье прихожан – средства для моей семьи» ужасен, несмотря на это, многие священники все же выбирают свое здоровье и здоровье людей, что я считаю совершенно верным, учитывая месячный срок карантина. Я не знаю, все ли священнослужители, выбравшие путь призыва прихожан  к смелости и обвинения их в маловерии, делают это исключительно ради денег, но полагаю, что не только из-за них. Некоторым просто хочется геройствовать. Показать, что мы можем умереть ради Христа, хотя не такой жертвы Он ждет от нас. 

Когда люди сравнивают ситуацию с коронавирусом с жизнью настоящих мучеников за веру, я всегда отвечаю, что сравнение очень не корректно. Исповедники веры Христовой, которых предали смерти, не подвергали чужую жизнь опасности, не искушали Господа, скрываясь от гонителей настолько, насколько это было возможно. Теперешняя же ситуация напоминает мне прыжки под грузовик, когда мы требуем Господа непременно нас спасти и не уходим с дороги. 

Почитайте жизнеописание свт. Афанасия Сахарова, который встречал Пасху в концлагере. 

Священноисповедник писал, что он, лежа на нарах, читал и пропевал пасхальное богослужение, мысленно посещал своих родных, молился о них, поздравлял их со Светлым Христовым Воскресением. Еще один пример – Мария Египетская, которая спаслась вне храма. Вне храма, но не вне Церкви. Так давайте последуем их примеру, оказавшись в вынужденных обстоятельствах. 

Нам не нужно лежать на нарах, не нужно бродить по пустыне или скрываться от преследователей. Мы можем включить богослужение онлайн, испечь куличи и покрасить яйца, помолиться о родных в тепле и комфорте. Не унывайте. Сейчас мы имеем прекрасный повод доказать себе самим, что все эти разговоры о доверии к Богу – не пустой звук для нас. Мы не должны тратить время на то, чтобы придумывать аргументы против рекомендации Патриарха, мы должны проявить послушание и просто молиться. Просто все вместе молиться. Чтобы не умирали люди, чтобы скорее выздоравливали больные, чтобы закончилась пандемия. А ещё мы должны, насколько это возможно, поддержать священников финансово, потому что многие из них оказались без средств к существованию. И только так мы можем стать Телом Христовым. Сейчас у нас есть прекрасная возможность попытаться обрести Бога в молчании, потому что Он всегда живет в нашем сердце. А еще в нашем сердце много боли, страха и переживаний. Но просто позвольте Ему пробиться сквозь это все, и тогда уйдет тревога, и мы быстрее встретимся со Христом в таинстве Евхаристии.

Автор: Мария Осипова

Заглавное фото: https://img2.goodfon.ru/original/5472×3648/5/84/svechi-vecher-prazdnik.jpg

3 Replies to “Пасха дома: смиренные или маловеры?”

  1. Как тяжело, невыносимо тяжело статье а молитву « в онлайн». Диван зовёт, телевизор призывное мигает, напоминая о занимательных сериалах; айфон кудахчет новыми сообщениями; кухня запахами манит…… Конечно, куда проще сбегать в Храм на пару часиков, записочки подать, свечечку поставить, помурлыкать имена,- все, Господи, я отметился, ставь мне плюсик, совесть, вроде- как заповедь исполнила. ……Самомзоляция хорошее время для познания себя любимого.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *