Консерваторы и либералы: вечный спор

Захожу на днях в интернет, открываю страницу одной из православных групп и вижу более двухсот комментариев под свежим постом. Автор поста рассуждает о возможности служения литургии на русском языке, а комментаторы активно разделяются на два лагеря и задорно перебрасываются доводами. С одной стороны слышатся упреки в ограниченности, необразованности и старомодности. С другой же летят обвинения в модернизме, обновленчестве и попрании традиций. О, этот вечный спор консерваторов с либералами! Веками подогревая градус дискуссий в самых разных сферах жизни, он будоражит и церковное сообщество. 

Экспресс-тест: Если вам необходимо быстро определить, кто сейчас перед вами – консерватор или либерал – задайте своему собеседнику всего один вопрос: «Как вы относитесь к творчеству Александра Шмемана и Александра Меня?». Консерватор скорее всего покритикует обоих, назвав их учение опасным и экуменическим. От либерала вы, наоборот, услышите восторженный отзыв с перечислением любимых книг и цитат.

протопресвитер Александр Шмеман

Не новый спор

Разделение христианской церкви на два крыла, консервативное и либеральное, — явление отнюдь не новое. Пожалуй, самые первые споры о том, стоит ли во что бы то ни стало сохранять исконные традиции, вели еще апостолы. Вспомним хотя бы их споры о чистой и нечистой пище или обязательности обрезания для христиан, крестившихся из язычников. На тот момент одним из главных модернистов оказался апостол Павел. Будучи образованным иудеем, Павел был готов изменить, ослабить, а то и вовсе пренебречь отдельными правилами иудейского закона ради благовестия слова Христа среди других народов и присоединения к церкви новых братьев и сестер.

Были в истории христианства и более печальные времена, когда желание радикально изменить существующий порядок вещей и отказаться от консервативных формальностей приводило к расколу церкви. Такой раскол лег в основу отделения протестантизма от традиционного католичества.

доктор теологии, бывший католический священник, один из «отцов протестантизма» — Мартин Лютер

Но вернемся в Россию. В русской православной церкви XXI века, как, впрочем, и до революции 1917 года, любой диалог о сохранении религиозных традиций или необходимости церковных реформ очень быстро превращается в противостояние социокультурных и политических мировоззрений.

Поместных Собор 1917 г.

Кто они такие?

Консерваторы стремятся удержать стиль благочестия, знакомый им с самых первых шагов в церкви, воспринимая его, как часть своей национальной идентичности. Они с опаской относятся и к современным православным богословам и миссионерам, которыми зачитываются прогрессивные либералы. Обращение к опыту западных христиан, попытки определить православие как религию вне какой бы то ни было страны и национальности воспринимаются консервативной частью общества как угроза православной вере и всему Русскому миру.

Либералы в свою очередь пытаются бороться с проявлениями крестьянского, народного благочестия, которое так ярко проявилось в Русской церкви в конце XX века. Их основными объектами для критики становятся строго регламентированный внешний вид, околоправославные традиции и приметы, уходящие корнями порой в дохристианскую языческую Русь, излишне серьезное отношение к внешним формам поста, вычитыванию молитвенных правил, богослужебному языку и календарю.

Оба враждующих лагеря объединяются двумя главными общими чертами. Это абсолютная убежденность в своей правоте и искреннее желание защитить чистоту православного христианства.

Что плохого в споре?

Нужно сказать, что в этом вечном споре нет ничего плохого или опасного. Еще апостол Павел предупредил, что «надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные». (1 Кор.,11:19) Диалог и разность мнений свидетельствует о том, что церковь остается живой общиной для самых разных людей. Напротив, полное отсутствие разнообразия во взглядах стало бы одним из признаков деструктивной организации с тоталитарной казарменной идеологией.

Так получилось, что я за свою не очень долгую, но насыщенную религиозную жизнь успела повоевать и за одних, и за других. Каждый раз я совершала одну и ту же ошибку, приводившую порой к довольно серьезным и разрушительным последствиям. Она возникает в тот момент, когда за своей высокой и праведной идеей перестаешь замечать человека, стоящего перед тобой. Собственная правота искажает зрение, и оппонент видится уже не братом во Христе, но злостным врагом, с которым нужно бороться любыми способами. Подобная ошибка, доведенная до апогея, привела к болезненному расколу русской православной церкви в 1666 году. Трагедия, в которой каждая из сторон в борьбе за свою правоту потеряла способность видеть, слышать, любить своих братьев и сестер. Рана на теле церкви, так и не залеченная до конца. Нам остается лишь извлекать уроки, раз за разом сдавать экзамен по основам христианства, вытаскивая один и тот же экзаменационный билет: «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин 13:35).

Завершить эту непростую тему мне хотелось бы жизнеутверждающей цитатой из книги архимандрита Саввы Мажуко «Духовные упражнения»:

«Церковь – сообщество непохожих. Случается, что мы не в состоянии найти общий язык с братом во Христе, но мы вместе в одной Церкви, под одним главою Христом, у одной Чаши Господней, а в вечности – на одной иконе Церкви Торжествующей».

Автор: Мария Выборнова @happymarieme

Редактор: Александра Покидова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *