Джордано Бруно: ученый, философ или еретик?

Принято считать, что конфликт науки и религии начался с расцвета «святой инквизиции». Это настолько глубоко засело в наших головах со времен школьной доски, что опровергать данный факт мало у кого поворачивается язык. Безусловно, инквизицию нельзя ничем оправдать, нельзя сделать вид, что не было гонений на инакомыслящих, жесткого контроля над учащимися в церковных школах, индекса запрещенных книг, допросов, обысков, отлучений и костров. Но корректно ли говорить, что Церковь боролась именно с наукой?

Один из мучеников инквизиции, Джордано Бруно, до сих пор предстает в общественном сознании как ученый, пострадавший за веру в гелиоцентризм. При этом, никого не смущает, что сама теория Коперника о гелиоцентризме в то время еще никак не преследовалась Церковью. Хочется сразу оговориться, мы не виноваты, что в нашем сознании Бруно – человек, пострадавший за научные взгляды от руки «попов», ведь в советских и даже в некоторых современных учебниках именно в таких красках описана его казнь.

Давайте же отбросим все то, что, как нам кажется, мы знаем об этом человеке, и попробуем разобраться беспристрастно. Если заглянуть в такой примитивнейший ресурс как Википедия, окажется, что Бруно никогда не был ученым, не занимался научными исследованиями и не имел научных теорий: «итальянский монах-доминиканец, философ-пантеист и поэт; автор многочисленных трактатов». И если мыслить научными категориями, наука должна основываться на фактах и отражать объективный мир (по словам Ньютона «Гипотез не измышляю!»). Бруно же «измышлял» нечто интересное, но далекое как от христианских догматов, так и от науки. Опубликованные протоколы инквизиционных допросов Бруно наглядно это демонстрируют, ведь в них подсудимый открыто заявляет о своих взглядах.

Джордано Бруно

Из материалов процесса над Джордано Бруно

  • «Я полагаю, что в моих книгах можно найти много враждебного католической вере. Точно так же в своих рассуждениях я высказывал взгляды, которые могли вызвать соблазн».
  • «Я действительно сомневался относительно имени Сына Божия и Святого Духа».
  • «Я сомневался только, каким образом второе лицо могло воплотиться, — это я уже сказал раньше, — и как оно могло пострадать».
  • «Что же касается Духа Божия в третьем лице, то я не мог понять его в согласии с тем, как в него надлежит веровать, но принимал согласно пифагорейскому взгляду <…> я толкую его как душу вселенной, или присутствующую во вселенной…»
  • «Итак, я провозглашаю существование бесчисленных отдельных миров, подобных миру этой Земли. Вместе с Пифагором я считаю ее (Землю) светилом, подобным Луне, другим планетам, другим звездам, число которых бесконечно. Все эти небесные тела составляют бесчисленные миры»
  • «Если душа может существовать без тела или находиться в одном теле, то она может находиться в другом теле так же, как в этом, и переходить из одного тела в другое»

Безусловно, ничего откровенно кощунственного в этих высказываниях нет. Но и научного – тоже. Как мыслителю Бруно просто крайне не повезло: родись он в расцвет Ренессанса, его бы носили на руках за идеи в духе неоплатонизма, пифагорейства и герметизма. Но XVI век, в котором жил Бруно, стал реакцией на идеологию Возрождения, облекшись в яростную борьбу с античной традицией. Именно с этим, а не с наукой, как принято считать, и боролась инквизиция. Ведь науке, основанной на цифрах, фактах, расчетах и нацеленной на систематизацию объективных знаний о действительности, было бы крайне затруднительно сформироваться в атмосфере языческой культуры с ее оккультизмом, магией, алхимией, верой в переселение душ и множественность миров.

Конечно, все это никак не оправдывает деятельность инквизиции, потому что любая борьба, средствами которой является насилие, – зло. Тем не менее, говорить о том, что когда-либо Католическая Церковь боролась с наукой – не верно, потому как это была борьба исключительно с еретиками. На протяжении семи лет римские богословы беседовали с Джордано, пытаясь убедить его в лживости суждений, однако, философ продолжал настаивать на своем. Многие из его утверждений известны благодаря письму Каспара Шоппе, который, согласно документам, присутствовал при оглашении трибуналом смертного приговора:

«Он учил самым чудовищным и бессмысленным вещам, например, что миры бесчисленны, что душа переселяется из одного тела в другое и даже в другой мир, что одна душа может находиться в двух телах, что магия хорошая и дозволенная вещь, что Дух Святой не что иное, как душа мира, и что именно это и подразумевал Моисей, когда говорил, что ему подчиняются воды и мир вечен. Моисей совершал свои чудеса посредством магии и преуспевал в ней больше, чем остальные египтяне, что Моисей выдумал свои законы, что Священное Писание есть призрак, что дьявол будет спасен. От Адама и Евы он выводит родословную одних только евреев. Остальные люди происходят от тех двоих, кого Бог сотворил днем раньше. Христос — не Бог, был знаменитым магом… и за это по заслугам повешен, а не распят. Пророки и апостолы были негодными людьми, магами, и многие из них повешены. Чтобы выразить одним словом — он защищал все без исключения ереси, когда-либо проповедо­вавшиеся».

Каспар Шоппе. Из письма ректору Альтдорфского университета от 17 февраля 1600 года

Как мы видим, в данном фрагменте вовсе не упоминается гелиоцентрическая система, но перечисляется список ересей. Поэтому нельзя говорить, что конфликт науки и религии начался во время расцвета деятельности инквизиции .Как и нельзя утверждать, что Джордано Бруно был мучеником науки, пострадавший за веру в то, что Земля круглая и вертится вокруг Солнца.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *