Церковь — это мы

Церковь. Что это? Удивительно, но нам так сложно сказать. Мы точно знаем, когда у нее День рождения и как она родилась. Это было в праздник Пятидесятницы, когда горстка учеников Воскресшего Иисуса Христа исполнились Святого Духа. Они изменились. Они стали Святой Вселенской Апостольской Церковью. Невыразимым единством людей и Бога в Иисусе Христе. Церковь — это мы с вами. Мы точно знаем, как Церковь жила. На эту тему написано множество толстых книг. Веками ученые вгрызались в пыльные фолианты, чтобы узнать и сохранить историю по крупицам. Но знаем ли мы, что действительно стоит за словами «Церковь — это мы»? Что такое Церковь? Многие ли сегодня умеют БЫТЬ ЦЕРКОВЬЮ?

апостол Лука

Церковь — это мы, но всегда ли?

Что скрывается за этим «Церковь — это мы»? Википедия, как ни странно, не дает четкого определения слову «Церковь» . С этим запросом мы обращаемся к катехизису свт. Филарета Дроздова. Да, это определение сухое, схоластическое, но, на данный момент, именно его заставляют заучивать в семинариях будущих священников.

Церковь — это…

«…от Бога установленное общество людей, соединенных православной верой, Законом Божиим, священноначалием и Таинствами».

Согласно Евангелию Церковь — вечна. Мы с вами знаем, что Господь обещал: «Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее…» (Мф.16:18). Вселенская Церковь будет всегда и ее никогда не сможет уничтожить ничто и никто. Поместные Церкви могут исчезать, но это явление, скорее, уникальное и труднодостижимое. Даже большевикам с их расстрелами, ссылками и разрушением храмов не удалось за 70 лет этого достичь. Тут все ясно.

апостол Павел

Уничтожить ее невозможно. Но от нее можно отпасть. Господь нигде не гарантировал, что, один раз крестившись, мы навсегда останемся Его верными учениками. Он не обещал выгонять всякую дурь из наших голов и усилием Его божественной воли тащить нас ко Спасению. Нет. Мое нахождение в Церкви — это всегда результат моего личного выбора и моего духовного состояния. Возьмите, к примеру, молитвы священника из Таинства Исповеди.

Третья молитва Таинства Исповеди в переводе на русский язык:

Господи Боже спасения рабов Твоих, Милостивый, Щедрый, Долготерпеливый, Сожалеющий о наших беззакониях, не желающий смерти грешника, но его обращения и жизни! Ты Сам и ныне умилосердись над Твоим рабом (имя) и даруй ему способы покаяния, прощение и отпущение грехов и, простив ему всякий его вольный и невольный грех, примири и соедини его со святой Твоей Церковью во Христе Иисусе, Господе нашем, с Которым принадлежит Тебе слава, честь и поклонение, ныне и всегда и во веки веков. Аминь

Совокупность наших грехов вводит нас в такое состояние, что я, видимым образом находясь в Церкви, могу не являться ее членом. Я могу выписывать миллионы грехов, рыдать водопадами слез, но внутри не меняться. Я могу быть благочестивым. Я могу быть членом клира (например, священником). Я могу быть даже яростным блюстителем благочестия и борцом за чистоту веры, но членом Церкви не быть. Как мне понять, умею ли я БЫТЬ ЧЛЕНОМ ЦЕРКВИ? Нам на помощь в таком нелегком вопросе пришел коронавирус. Да, уберите ваши камни. Легко говорить, что Церковь — это мы, если кругом все хорошо. Легко строить из себя члена Церкви в мирный период и кричать через забор на загнивающий запад. Быть добрым христианином, когда тебя не гонят и не притесняют, не составляет никакого труда. И многие из нас, к сожалению, привыкли к покою и «разжирели» духовно.

апостол Филипп

Спасайся модно, смиряйся с комфортом

Мы привыкли к блеску куполов и величию православной архитектуры. Мы уже на подходе к храму наполняемся трепетом. Наша душа уже настраивается на общение с Богом. Вот мы зашли в храм, а там тоже все для нас: красивые иконы, свет лампад, который отражается от металлических подсвечников, запах ладана, наполняющий пространство. Это пробуждает в нас ещё больший трепет. Иногда в храме, в шаговой доступности, есть мощи многих святых. Не надо ехать, рискуя жизнью, в далекие дали. Все доступно и комфортно. Но и тут не все.

А на богослужении? Не привыкли ли мы, что и тут от нас ничего не требуется? За нас читает чтец и поет хор. Многие из прихожан разбираются в том, что читается и поется? Многие заранее прочитывают Евангелие, стихиры и следят за канонами? Нет. Да это и не требуется. Все для вашего комфорта. Просто стой и молись. Можешь даже не вместе со всеми. Просто молись о своем и будет с тебя.

Хочешь исповедоваться? Батюшка рядом. Хочешь Причаститься в среду? Есть храмы, где тебя причастят когда ТЫ захочешь. Все сделано для ТЕБЯ. Ты, человек, являешься центром Вселенной! А что требуется от тебя? Почитать правило утром и вечером 10 минут и все. Все. Это и есть усилие веры. Ну, раз в месяц 3 канона и молитвы ко Причастию. Мы привыкли жить без напряга и прекрасно это понимаем. Знаете, как мы успокаиваем себя? Диетой. Мы сурово ничего не едим 200 дней в году. Именно в отказе от еды мы готовы яростно подражать древним молитвенникам и пустынникам. Хотя и тут мы далеко не ушли. В желании комфорта мы изобрели 1001 постный рецепт, чтоб «поститься постом приятным».

Заявляя «Церковь — это мы» в обыденной жизни мы слабо понимаем, что это значит лично для нас т.к. в нашей жизни мало чего меняется. Просто, мы добавляем духовный досуг. Все жертвы, которые я могу принести, связаны с вычитыванием, выстаиванием и отказом от еды.

апостол Петр

И тут наступает коронавирус. Неожиданность, к которой оказалась неподготовлена наша личная духовная жизнь. Месяц карантина ввел многих верующих в такой ступор и ужас, что они даже представить себе не могли. И этот вирус прекрасно показал, как трудно нам с вами БЫТЬ ЦЕРКОВЬЮ. Да, говоря «мы» и «нас» я и себя имею ввиду. Трудно. Неожиданно оказалось, что для некоторых фраза «Церковь — это мы» означает, скорее, «Церковь — это я и мое желание закон».

Власти объявили самоизоляцию. В храм ходить нельзя. Нет ничего, что меня настраивает и вдохновляет. Нет священника, который всегда готов подсказать и разжевать непонятное. Нет чтеца и хора, которые за нас все прочитают и споют. Ничего нет. Наступает Страстная Неделя и Пасха. И тут некоторые люди, смотря на эти свои вычитанные за 10 минут правила, понимают, что они вне храма (да и в самом храме) ничего не делали все это время. Духовной жизни практически не было, а был духовный досуг. Они были пассивными потребителями, которые не привыкли напрягаться (ну, кроме искусственного создания самим себе дискомфорта). Весь праздник делали для них другие. Эти другие драили храм неделю. Эти другие читали сложные тексты и готовились по вечерам. Эти другие учили красивые песнопения. Эти другие готовили проповеди. Они, а не я. Я потребитель. Да, именно тот потребитель, которого я обличал все это время. За меня все время трудились другие, чтоб я мог, стоя в храме, хоть немного порадоваться. Понять, что «Церковь — это мы», осознать свою причастность к Вселенской Церкви может только тот, кто не сводит свое пребывание в Ней к духовному досугу, а осознанно участвует в Ее жизни, тот, кто живет этим.

апостол Матфей

Церковь — это мы, пока мне это выгодно

Нас посетил Господь. Я убежден в этом. Он посетил и показал нам все наши болячки и проблемы, и мы испугались того, что увидели.

Мы увидели, что храмы, которые нас обслуживали все это время, с трудом выживают. Почему? Дела нет никакого до них. Мне жалуются настоятели из других митрополий, что их прихожане без походов в храм ничем храму не помогают. Их банально бросили те, кто заполнял их храмы. Они по-прежнему платят коммуналку и зарплаты сотрудникам, а священники, как и все, хотят есть. Но если я не иду на службу, значит и платить этому храму я не буду. Нет обслуживания — нет денег, так получается? Это разве нормально? Получается, пока ты создаешь атмосферу и мчишься на первый зов, ты нужен. А стоит произойти катастрофе, все? Выживай, как можешь? Многие из священников уже понимают, что без светской работы они банально умрут с голоду.

Мы увидели, что нашлись люди, которые ни в грош не ставят священноначалие, и это ужасно. Патриарх призвал сидеть дома. Многие епископы и священники призвали сидеть дома. Какая реакция была у части православных? Обвинение! И патриарха, и епископат, и священников начали обвинять в трусости и прогибе под сильных мира сего. Казалось бы, прояви смирение. Если ты не согласен, то хотя бы, как чадо своего Патриарха и архиерея, прояви покорность ради мира и любви с братьями. Нет. Почему? Потому что не важно, что говорит патриарх. Важно только то, что Я хочу, потому что в моем сознании «Церковь — это я».

Я ХОЧУ В ХРАМ. ХОЧУ. ХОЧУ. ХОЧУ. И никто не имеет права меня лишать этого. Я пройду через кого угодно в праведном желании соединиться со Христом. Ради Христа я готов даже захватить монастырь и проклинать оттуда своих же братьев, как тот же бывший схиархимандрит Сергий.

Причем некоторых реально сдерживает только государство, т.к. священноначалие они уже не слушают. Только патрули и штрафы заставили многих сидеть дома. И этим людям все равно, что именно они могут принести заразу и тому самому священнику, который пахал ради них, и хору, и чтецу, и бабушкам. У меня складывается впечатление, что если патрули и штрафы убрать, то некоторые люди штурмом возьмут храмы, наплевав на жизни друг друга. Опять же, почему? Потому что есть я и мое желание.

Но, пади справедливости, не только миряне виноваты. Мы увидели, что и верим мы по-разному. В одном храме священник призывает всех слушать патриарха, а в другом, он вещает о последних днях, антихристе или смеется в противогазе над теми, кто боится прийти, открыто заявляя, что трусы ему в храме не нужны (просто вдумайтесь в эти слова). Даже я в самом начале относился к этому вирусу со скепсисом, хотя и слушал священноначалие. Знаете, кто меня переубедил? Друг атеист. Он достаточно жестко показал мне, что я веду себя не как христианин. И мне стало стыдно. Жутко стыдно. Так стыдно и противно от себя, что я до сих пор ему это не говорю, и вряд ли он эти слова прочитает.

Быть Церковью означает явно проявлять любовь к ближним, слушать свою Церковь, верить едиными устами и единым сердцем. Сегодня я часто наблюдаю проявления эгоизма. Они вызваны именно тем, что нас на время вырвали из привычного мира, и мы вдруг увидели всю свою духовную нищету.

апостол Иоанн Богослов

Мои извинения

Можем ли мы сегодня вместе сказать: «Церковь — это мы»? Является ли каждый из нас действительно членом Церкви? Я прошу прощения у вас за резкие и, возможно, неподобающие слова. Они вызваны болью за Церковь и за те проблемы, которые всплыли на поверхность. В этой статье я хочу донести лишь одну мысль. Мы проваливаем экзамен. Мы должны уметь быть Церковью. А это умение базируется на любви и личном старании. Простите еще раз, если мои слова вас задели или оскорбили. Храни вас Господь. Я верю, что не смотря ни на что, мы преодолеем все и покажем нашей стране настоящую красоту православия. Красоту и свет не от золотых куполов и красивых одежд, красоту не от пения хора. Я надеюсь, что покажем красоту православия в нас самих. Люди посмотрят на нас, как на первых христиан, и скажут: «Посмотрите, как они любят друг друга». А мы смело сможем сказать: «Церковь -это мы все».

7 Replies to “Церковь — это мы”

  1. Спасибо Вам огромное за вашу статью, Уже второй месяц я не хожу на службы и пытаюсь достучаться до прихожан нашего храма, чтобы воздержались от посещения служб, скорее всего они обижаются на меня, за то что я называю их эгоистами,призываю к смирения и к сожалению, но мои призывы поберечь своих близких, батюшку с семьёй, как то никто не хочет услышать. Священнослужители тоже призывают нас к разному, одни посидеть дома, другие считают отступники, тяжело от этого на душе.

  2. Все правильно Вы написали, отец Александр! Очень сильно, эмоционально, надрывно, но безусловно верно. Спасибо большое!

  3. Со всем соглашусь что вы отец здесь написали. Да, я хоть не заняла рьяную позицию порядочной прихожанки, которая скажет: «Я хочу в храм. Хочу. Хочу. Хочу», лично мне, призыв Патриарха, помог определиться в моем выборе, как мне поступить, я и по мед.сбоям давненько не причащалась, но у меня получается больше вот как: «Я хочу в храм. Сижу дома. Сижу. Сижу» перестала ходить в день до того как патриарх попросил об этом. Да хочу, да, на Пасху мне было очень грустно, моя мама не справляла ее со мной, у нас разные пути. Но, я наверно чересчур мнительна, я работаю в госучреждении(ни магазин, ни аптека, ни больница) где очень много людей приходят, я не стала проверять иммунитет других людей, боюсь или это гордыня, типо я ж молодец, хотя горю мыслю, но может где-то и малодушничаю(это вечный страх не найти золотую середину), жаль, что другие люди не знаю по каким ещё причинам не послушали ни патриарха, ни другого увещевания, может вопрос задать б, «а что на самом деле реально должен сделать я?» этот вопрос слишком заумный, трудный и тяжело решаемый, но может быть верный… не каждый каждый может себе его задал…, мир и здравия всем!!!!

  4. Спаси Господи! Прям в точку, мы зажрались! Благодарю, разослала всем моим близким верующим! Помилуй нас, Господи!

  5. Великолепно. Доходчиво. Убедительно. Тепло и искренне благодарю вас. Спаси Господи!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *